0

«Нет» медицинской технике

Как рекомендуют всем пациентам, еще находясь в добром здравии, Дебейки составил документ, в котором изложил свои пожелания относительно медицинского ухода на случай, если он заболеет и не сможет самостоятельно принимать решения. Он специально указал, что не желает подвергаться серьезному хирургическому вмешательству.

Важнейшим принципом современной медицинской этики является то, что пациенты имеют право принимать такие решения, и что врачи обязаны следовать их желаниям. Пренебрегать желаниями пациента, когда он теряет способность самостоятельно принимать решения (как это произошло, когда, по рассказам очевидцев, жена Дебейки ворвалась на позднее заседание больничного комитета по этике и потребовала проведения операции), является неуважением к автономии пациента, с таким трудом приобретенной за последние 20 лет.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Большинство комментариев по этому поводу сосредоточились на вопросе, можно ли игнорировать желания пациента даже по просьбе его любящей семьи. Что осталось практически вне дебатов, так это этично ли делать инвазивную, рискованную и дорогостоящую операцию 97 летнему человеку, даже если он этого хочет сам.

Операция Дебейке включала шунтирование сердца и открытие аорты – артерии, несущей кровь от сердца большинству основных органов. Поврежденная часть аорты была заменена синтетическим трансплантатом.

Риск был очень высок: в группе пожилых пациентов, перенесших процедуру, самому старшему из которых было 77 лет, 18% умерло еще в больнице. Более того, успешная операция не означает возвращение к нормальному состоянию здоровья в течение нескольких недель. Обычно это означает (как произошло с Дебейке и как предсказывали его врачи) продолжительную госпитализацию, характеризующуюся зависимостью от медицинского оборудования, многочисленными осложнениями и значительными страданиями.

Дебейки провел в больнице три месяца, будучи не в состоянии говорить или принимать пищу большую часть этого времени, не говоря уже о том, чтобы вставать с постели, читать или общаться с другими. Он был подключен к аппарату для искусственного дыхания и еще одной машине для устранения продуктов жизнедеятельности организма и принимал пищу с помощью желудочной трубки. Стоимость его лечения составила более 1 миллиона долларов.

В то время как Дебейке доволен тем, что остался в живых, скольких людей должны мы подвергнуть страданиям подобным тем, что перенес он, за шанс прожить лишние несколько недель или месяцев? Имеет ли смысл 99 или даже 999 людям страдать в течение многих дней или даже месяцев только чтобы умереть от осложнений, вызванных операцией, потому что один из них может выжить?

Число предлагаемых современной медициной технологий, потенциально способных продлить жизнь человека, постоянно растет. Имплантируемый кардиовертерный дефибриллятор может вернуть сердце к нормальной работе, если у пациентов, перенесших инфаркт, разовьется нерегулярный, опасный для жизни сердечный ритм. Вспомогательное устройство для левого желудочка является искусственным сердцем, используемым для лечения пациентов, умирающих от сердечной недостаточности. Количество сложных биофармацевтических средств, обычно используемых для лечения пациентов на поздних стадиях рака, также увеличивается.

Некоторые из этих видов лечения могут подарить месяцы и даже годы жизни людям в расцвете сил. Но имеет ли смысл их использование для самых пожилых людей, особенно когда они инвазивны и дорогостоящи?

Когда беби-бумеры достигнут возраста 65 лет в 2010 году, они составят 13% населения Соединенных Штатов; к 2050 году возраст 21% населения будет превышать 65 лет, а возраст 5% населения – 85 лет. По прогнозам, расходы «Medicare» - деньги, расходуемые правительственной страховой программой для пожилых людей – вырастут с 2.6% ВВП сегодня до 9.2% ВВП к 2050 году, тогда как более 50% этого роста придется на долю медицинской техники. Чтобы у нас остались средства на общественные блага помимо здравоохранения, как, например, образование, национальные парки, шоссейные дороги, не говоря уже о медицинской помощи детям и неимущим – мы должны притормозить развитие медицинской техники.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

В богатых странах это не означает нормирование медицинской помощи исключительно на возрастной основе. Но необходимо начать с того, чтобы ограничить дорогое и обременительное лечение, предлагаемое людям на закате жизни, если шансы на успех ничтожно малы. Необходимо смириться со смертностью человека и, как в стратегии, так и на практике, сосредоточиться на улучшении качества жизни пожилых людей.

Это означает предоставление хорошего ухода в домах для престарелых, координированное лечение хронических заболеваний и компетентный паллиативный уход по мере приближения смерти, нежели использование медицинской техники в попытке немного продлить жизнь. Это также означает систематический анализ стоимости лечения и продолжительности жизни при принятии решений о финансировании медицинского ухода, основанного на использовании дорогостоящей медицинской техники.