0

Оборона против туберкулеза

СОЛЬНА, ШВЕЦИЯ – Туберкулез – одно из самых смертельных заболеваний. В одном лишь 2013 году, туберкулез стал ответственным за 1,5 миллиона смертей, в том числе одной пятой части смертей среди взрослого населения в странах с низким уровнем дохода. Хотя оценивается, что число людей, которые заражаются туберкулезом ежегодно снижается, это снижение было очень медленным. И, учитывая растущую распространенность ТБ с множественной лекарственной устойчивостью, эта тенденция может быть и вовсе обращена вспять.

Тем не менее, для мира сейчас открылось узкое окно возможности для того, чтобы ликвидировать туберкулез. Для того, чтобы воспользоваться ею потребуется стремительное развитие и распространение эффективных диагностических инструментов, новое лекарственное лечение, а также инновационные вакцины, в сочетании с усилиями обеспечить то, чтобы системы здравоохранения были оборудованы для оказания соответствующего лечения. Это будет не простым подвигом.

Но есть и хорошая новость: кажется, что международное сообщество хочет действовать. Глобальная стратегия Всемирной Организация Здравоохранения (ВЗО) для ТБ после 2015 ��ода, которая была одобрена Всемирной Ассамблеей здравоохранения в мае 2014 г., направлена на искоренение туберкулеза к 2035 году. Цели Устойчивого Развития, которые будут официально приняты в сентябре в ООН 193 государствами-членами, предвидят, что достижение этой цели может произойти и на пять лет раньше.

Чтобы остановить развитие и распространение лекарственно-устойчивых форм туберкулеза требуются двуглавые глобальные усилия: обеспечение раннего выявления и адекватного лечения больных с лекарственно-чувствительным ТБ и поиск новых способов лечения пациентов, инфицированных лекарственно-устойчивыми версиями. Проблема заключается в том, что существующие инструменты для диагностики туберкулеза, лечения и профилактики имеют существенные ограничения.

Для начала, нет быстрого диагностического теста на туберкулез, который можно сделать прямо у санитарной помощи. В странах с низким уровнем доходов, доминирующим диагностическим методом является микроскопия мокроты: устаревший подход, которому не удается обнаружить туберкулез примерно у половины всех инфицированных пациентов, с еще более низкой успешностью для детей младшего возраста и пациентов с ко-инфекцией ВИЧ. Действительно, не более чем один из десяти детей больных туберкулезом диагностируется путем микроскопии мокроты.

Кроме того, для пациентов, инфицированных лекарственно-устойчивыми формами туберкулеза, лечение с помощью имеющихся в настоящее время препаратов является успешным лишь в половине случаев, даже при самых оптимальных условиях. И терапевтический процесс является жестким, с продолжительностью не менее двух лет и участием до 14,600 таблеток, а также сотен уколов – с тяжелыми побочными эффектами.

Новые противотуберкулезные препараты с новыми механизмами действия крайне необходимы, не только для лечения лекарственно-устойчивого ТБ, но и для сокращения сроков лечения лекарственно-чувствительного ТБ. Здесь, есть некоторые обнадеживающие новости: Бедаквилин недавно стал первым новым противотуберкулезным препаратом, одобренным Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в США за 40 лет. Но Бедаквилину еще предстоит доказать свою способность лечить лекарственно-устойчивый туберкулез эффективно, а существуют очень мало других кандидатов на эту роль.

Аналогичные проблемы возникают и в профилактике. Вакцина Бацилла Кальметта - Герена (БЦЖ) – т.е. единственная доступная для этой болезни и главное направление для профилактики туберкулеза – является лишь частично эффективной. Действительно, хоть она и защищает детей от наихудших форм этого заболевания, она никого не защищает против наиболее распространенного варианта: туберкулеза легких. В результате, она мало что сделала для того, чтобы уменьшить количество случаев заболевания туберкулезом. И хотя несколько новых вакцин-кандидатов прошли предварительные клинические испытания, БЦЖ останется лучшим вариантом на долгие годы.

Явно что существуют большие проблемы. Но, с миллионами жизней на кону, отступать - это не вариант.

Дело как всегда доходит до исследования – факт, который признает глобальная стратегия ВОЗ. Но резкое увеличение инвестиций в средства диагностики и методы лечения туберкулеза стоят больше денег, чем на это было выделено. Из примерно €1,73 млрд. ($2 млрд.), необходимых ежегодно для исследований и разработок, всего лишь $589 млн были инвестированы в 2013 году.

Хуже всего то, что критически важные донорские финансирования – которые доходят от ограниченного числа субъектов, а в основном государственных учреждений и благотворительных групп в странах ОЭСР – упали почти на 10% в прошлом году. В настоящее время единый благотворительный донор, фонд Билла и Мелинды Гейтс, поддерживает более 25% исследований в области новых инструментов для борьбы с туберкулезом.

Если речь идет о частном секторе, то стоит заметить, что фармацевтические компании удаляются от исследований ТБ, что сходится с общей тенденцией отказываться от противоинфекционных препаратов и переходить на разработку новых лекарств для лечения хронических заболеваний. Компания Pfizer закончила ТБ исследования в 2012 г., затем в 2013 году последовали AstraZenca и Novartis в прошлом году.

Для покрытия дефицита финансирования и ликвидации эпидемии ТБ потребуется участие все более и более разнообразных доноров. Если частный сектор не желает выполнять свою часть сделки, то дело дойдет до правительства, которому придется вмешаться с устойчивой приверженностью – то есть прямые взносы, или усилия для создания правильных стимулов, и т.д. - для достижения той устойчивой цели, о которой они договорились.

Короче говоря, полная ликвидация эпидемии туберкулеза предполагает усилия, которые гарантируют, что системы здравоохранения способны обеспечить правильный уход. А правильный уход требует стремительное развитие и распространение новых средств, в том числе быстрой санитарной помощи и диагностических тестов, безопасных и быстродействующих препаратов и эффективной вакцины против туберкулеза.