7

Модель экономического развития под управлением муллы

ИСЛАМАБАД – В экономике, как и вообще среди учёных, занятых социальными науками, давно ведутся дебаты о том, как лучше предоставлять международную помощь развивающимся странам. Должны ли правительства этих стран следовать указаниям доноров капитала, которые навязывают их сверху-вниз? Или же им следует уделять больше внимания финансированию решений, предлагаемых получателями помощи снизу-вверх?

Администрация Трампа предлагает сократить бюджет Госдепартамента США и снизить объёмы средств, которые различные ведомства США распределяют среди беднейшего населения мира, поэтому эти дебаты стали очень актуальны. Опыт исламских стран, получавших в последние годы основную часть средств, выделяемых США на помощь развитию, может послужить важным уроком, который позволит выявить лучший путь для движения вперёд.

В целом, нынешние подходы стран З��пада не работают. Это явно можно увидеть на примере моей страны – Пакистана. Несмотря на огромный рост количества долларов, выделяемых на программы помощи в последние годы, включая миллиарды долларов, предоставленные бывшим президентом Бараком Обамой, те из нас, кто находится на местах, как правило, отрезаны от процесса их распределения. Существует около 70 различных местных бюро помощи и 40 международных НКО, которые заняты оказанием помощи пакистанцам. Однако большинство решений о том, как потратить деньги, которые они получают, принимаются за пределами страны.

Страны-получатели помощи, подобные Пакистану, находятся на дне пищевой цепочки в программах международного развития. Бюджеты готовятся в офисах, которые расположены вдали от предполагаемых мест их использования, а в двусторонних и многосторонних программах зачастую устанавливаются приоритеты (в сфере здравоохранения, школьного образования, борьбы с бедностью) без активного участия стран-получателей.

Тем не менее, правительства, получающие эти доллары помощи, настолько жадно их ждут, что обычно готовы сломя голову выполнять все программы, которые готовят для них доноры и их подрядчики. Они говорят «да» всем выдвигаемым условиям, соглашаются на проведение исследований и оценки достигнутого прогресса. Они покорно уступают, когда им говорят, куда и как надо распределять эти ресурсы. Местным партнёрам остаётся лишь подбирать крошки в конце этого длинного процесса, в котором участвует слишком много «экспертов». В результате, получатели помощи чувствуют собственное бессилие, они уже не могут надеяться на лучшее будущее.

Вместо простого сокращения объёмов помощи, что, похоже, собирается сделать администрация Трампа, Соединённым Штатам следовало бы подумать о том, как можно перестроить механизмы предоставляемой помощи (а не о том, нужна ли она вообще). И здесь подходы снизу-вверх, уже испытанные в некоторых странах исламского мира, могут послужить важным уроком.

Из-за недостатков западных программ помощи возник вакуум, который привёл к появлению доморощенных решений в странах, подобных Пакистану, где социально ориентированные, предприимчивые религиозные лидеры – муллы – всё активней дают почувствовать своё присутствие. Эти ключевые члены сообщества предлагают мусульманами более ясную концепцию улучшения жизни, что никогда не получалось у западных агентств помощи. Люди доверяют муллам и тому, что те предлагают. И это доверие является тем, что западные доноры никогда не учитывали в своих расчётах отдачи проектов.

В Пакистане муллы собирают средства у местных общин, а также у государственных и частных доноров из богатых, нефтедобывающих стран. В отличие от финансирования, предоставляемого, например, Агентством США по международному развитию (USAID), получатели этой помощи не обременены необходимостью выплачивать гонорары консультантам и тратиться на обязательную оценку достигнутого прогресса. Здесь нет политических матриц, нет контролируемых опросов, нет полевых отчётов, которые надо отправлять донору. Есть только деньги, собранные по религиозным каналам и направляемые напрямую на те программы и тем поселениям, которые в них нуждаются.

В мусульманском мире инициативные, предприимчивые муллы работают без бюрократии, без надбавки за трудные условия, без пятизвёздочных отелей и без билетов в бизнес-класс. Не вся их работа – это чистый альтруизм. Были случаи, когда эта система сбор средств и неформальные сети использовались террористами. Как и американские избиратели, поддержавшие Трампа, не все мусульмане прилежно занимаются проверкой фактов. Однако в подавляющем большинстве случаев муллы занимаются сбором средств на школы, больницы и другие проекты, которые западные деньги, выделяемые на помощь, оказались не способны реализовать, хотя и пытаются влиять на развитие мусульманских обществ.

Спрос на такую альтернативную концепцию помощи возрос на фоне явного провала парадигмы развития, основанной на идее модернизации. Пока западные эксперты, отстаивающие бюрократические решения, навязывали поверхностную модернизацию в одежде, языке и образе жизни, многие мусульмане не увидели никакой реальной пользы от этой помощи в виде расширения экономических перспектив и повышения социальной мобильности. Именно поэтому они начали искать – и нашли – собственное решение.

Экономист Уильям Истерли считает, что лучшим способом реформирования программ международного развития является переключение финансирования с «экспертов», которые работают по принципу сверху-вниз, на «работающих снизу-вверх экспериментаторов, подобных лауреату Нобелевской премии мира и пионеру микрокредитования Мухаммаду Юнусу, которые неустанно ищут новые решения, помогающие беднейшему населению на местах».

Я бы сказал, что именно этим и занимаются муллы в исламском мире. Программы развития оказываются успешными, когда они основаны на решениях, которые найдены, протестированы и продолжают работать на местах, а не когда западные агентства и технократы тратят огромные суммы на свои подходы сверху-вниз.

Новая порода мусульманских экспериментаторов предлагает сегодня решения в сфере развития по принципу снизу-вверх. И по мере распространения этой модели развития под управлением мулл в странах мусульманского мира, «экспертам» на Западе следовало бы хорошенько задуматься над причинами её успеха.