3

Интернет или Сплинтернет?

КЕМБРИДЖ (США) – Кто владеет Интернетом? Ответ: никто и все. Интернет – это сеть сетей. Каждая отдельная сеть принадлежит различным компаниям и организациям. Эти сети опираются на физические серверы, расположенные в разных странах с несхожим законодательством и регулированием. Впрочем, без общих правил и норм все эти сети невозможно эффективно связать между собой. Фрагментация, которая означала бы смерть Интернета, является реальной угрозой.

По некоторым оценкам, экономический вклад Интернета в мировой ВВП в 2016 году достигнет $4,2 триллионов. Фрагментированный «сплинтернет» может дорого обойтись миру. Однако это один из вероятных сценариев будущего, как отмечается в опубликованном в июне докладе Глобальной комиссии по управлению Интернетом, которую возглавляет бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт. Сейчас Интернет связывает почти половину мирового населения; ещё миллиард человек (а также около 20 миллиардов устройств), по прогнозам, подключатся к интернету в ближайшие пять лет.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Но дальнейшая экспансия не гарантирована. В пессимистическом сценарии, описанном в докладе комиссии, люди потеряют доверие к Интернету и станут им меньше пользоваться из-за издержек, возникших в результате злонамеренных действий преступников, а также из-за мер политического контроля, вводимых правительствами.

Размер ущерба от киберпреступности в 2016 году оценивается в $445 млрд, но он может быстро увеличиться. Подключение к Интернету растущего числа устройств (начиная от автомобилей и заканчивая кардиостимуляторами) может быть использовано хакерами-злоумышленниками для превращения «Интернета вещей» в процесс «милитаризации всех вещей». Массовые случаи нарушения конфиденциальности компаниями и правительствами, а также кибератаки на гражданскую инфраструктуру, например, электросети (как это недавно случилось в Украине), способны создать настолько угрожающее положение, что это подкосит потенциал Интернета.

Второй сценарий комиссия называет вариантом «чахлого роста». Отдельные пользователи выиграют непропорционально много, в то время как другие не получат ничего. Три или четыре миллиарда человек останутся в оффлайне, а экономическая ценность Интернета для многих из тех, кто к нему будет подключён, будет снижаться из-за торговых барьеров, цензуры, законов, которые требуют хранить все данные локально, а также других правил, ограничивающих свободное перемещение товаров, услуг и идей.

Стремление к суверенному контролю над Интернетом возрастает, при этом уже сейчас наблюдается определённая степень фрагментации. В Китае самое большое число интернет-пользователей, однако от внешнего мира они ограждены барьерами «Великого китайского файрвола».

Многие правительства подвергают цензуре те сервисы, которые, по их мнению, ставят под угрозу их политический контроль. Если эта тенденция сохранится, она будет стоить более 1% ВВП ежегодно и станет посягательством на частную жизнь людей, на свободу слова и равный доступ к знаниям. Мир будет медленно тащиться по этой дороге, при этом огромный шанс для развития будет упущен, многие останутся позади.

Согласно третьему сценарию комиссии, безопасный Интернет откроет беспрецедентные возможности для инноваций и экономического роста. За два прошедших десятилетия Интернет-революция позволила увеличить мировой ВВП примерно на 8% и вывела в онлайн три миллиарда пользователей, сократив цифровой, физический, экономический и образовательный разрыв между ними. В докладе комиссии утверждается, что благодаря «Интернету вещей» дополнительный прирост ВВП может составить $11 триллионов к 2025 году.

Согласно выводам комиссии, для содействия беспрепятственному процессу инноваций необходимо, чтобы: стандарты Интернета разрабатывались открыто и были всем доступны; все пользователи совершенствовали свою цифровую «гигиену» для противодействия хакерам; вопросы безопасности и стабильности находились в центре системной архитектуры (а не на втором плане, как сейчас); правительства перестали требовать от третьих лиц компрометации шифрования; страны мира договорились не атаковать ключевую инфраструктуру Интернета; и наконец, правительства ввели ответственность и потребовали прозрачной отчётности о технологических проблемах с целью создать механизмы рыночного страхования, повышающие безопасность «Интернета вещей».

Вплоть до недавнего времени споры о выборе наилучшего способа управления Интернетом велись между представителями трёх основных идей. Первый подход – учёт интересов всех заинтересованных игроков – органически возник в том сообществе, которое собственно создало Интернет. Он был технически эффективным, но не обеспечивал международную легитимность, поскольку в этом лагере в основном доминировали американские технократы. Второй лагерь выступал за расширение контрольных полномочий Международного телекоммуникационного союза, специализированного учреждения ООН. Этот подход обеспечивал легитимность, но в ущерб эффективности. Тем временем, авторитарные страны, например Россия и Китай, призывали к таким международным соглашениям, которые бы гарантировали неприкосновенность жёсткого государственного контроля в национальных сегментах Интернета.

Однако в последнее время, говорится в докладе комиссии, стала возникать четвёртая модель: расширение сообщества заинтересованных игроков позволяет повысить представительство всех сторон (технического сообщества, частных организаций, компаний и правительств) в международных конференциях.

Важным шагом в этом направлении стало принятое в июне решение министерства торговли США передать надзор за так называемыми функциями IANA (это «адресная книга» Интернета) «Корпорации Интернета по распределению доменных имён и IP-адресов» (ICAAN). В ICAAN есть Правительственный консультативный комитет, объединяющий 162 членов и 35 наблюдателей, но он не является типичной межправительственной организацией, поскольку правительства её не контролируют. ICAAN соответствует принципам такого подхода, в котором учитываются интересы всех заинтересованных сторон. Этот подход был сформулирован и узаконен Форумом по управления Интернетом, учреждённым Генеральной ассамблеей ООН. 

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Некоторые американские сенаторы жаловались, будто администрация президента Барака Обамы в лице министерства торговли, передав ICAAN надзор за функциями IANA, «отдала Интернет». Но США не могут «отдать» Интернет, потому США не владеют им. Изначально Интернет связывал компьютеры исключительно в США, но сегодня к Интернету подключены миллиарды людей во всём мире. И потом, адресная книга IANA (у которой есть множество копий) не является Интернетом.

Июньское решение США стало шагом вперёд к более стабильному и открытому для всех участников Интернету. Это тот тип Интернета, который Глобальная комиссия активно приветствует. Можно надеяться, что новые шаги в этом направлении вскоре последуют.