24

Глобализация для каждого

ЛИМА – В наши дни противники глобализации всё больше заглушают её сторонников. Если они добьются своего, тогда послевоенный международный порядок, цель которого – во многом достигнутая – заключалась в установлении мира и процветания с помощью расширения обмена и связей, рухнет. Можно ли спасти глобализацию?

На первый взгляд, перспективы представляются в мрачном свете. Атаке подверглись все аспекты глобализации – свобода торговли, свобода движения капиталов, международная миграция. Лидерами этой атаки выступают непримиримые силы – популистские политические партии, группы сепаратистов, террористические организации. В своих действиях они больше внимания уделяют тому, против чего они выступают, а не тому, что они поддерживают.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

В России и Азии антизападнические группы вышли в авангард кампании против глобализации. В Европе популистские партии выпячивают своё негативное отношение к европейской интеграции, причём те, кто справа, как правило, порицают иммиграционную политику, а те, кто слева, – клеймят растущее экономическое неравенство. В Латинской Америке вражеским объявляется любое внешнее вмешательство. В Африке племенные сепаратисты выступают против любого, кто встаёт на пути к их независимости. А на Ближнем Востоке Исламское государство (ИГИЛ) в насильственной форме отвергает саму современность – его мишенью являются общества, которые поддерживают идеи модернизации.

Несмотря на все различия, у этих групп есть одно общее – глубокая враждебность к международным структурам и международной интеграции (хотя, конечно, группировки убийц, подобные ИГИЛ, принадлежат к иной категории, чем, скажем, европейские популисты). Их не заботит тот факт, что международный порядок, который они хотят разрушить, открыл возможность для быстрого экономического роста после 1945 года, что позволило вытащить миллиарды граждан развивающихся стран из нищеты. Всё, что они видят, это монструозные, негибкие международные институты и нестерпимое неравенство в уровне богатства и доходов. И во всём это они винят глобализацию.

В этих рассуждения есть доля правды. Мир действительно является местом, отличающимся значительным неравенством. И за последние десятилетия внутри обществ степень неравенства существенно возросла. Однако это произошло не из-за международной торговли или передвижения людей. Достаточно вспомнить, что трансграничная торговля и миграция существуют уже тысячи лет.

Именно поэтому в предлагаемом антиглобалистскими движениями решении – закрыть государственные границы для торговли, людей и всего остального – так мало смысла. Более того, такой подход нанесёт вред практически всем людям, а не только богатым элитам, которые больше всего выигрывают от глобализации рынков.

Так чем же тогда вызвано неравенство? Для ответа на этот вопрос мы должны задуматься о том, что именно в глобализации так выгодно богатым.

Центральный аспект глобализации – тщательная документация всех инструментов знания и права, которые нужны для комбинации прав собственности на кажущиеся по отдельности бесполезными активы (электронные компоненты, юридические права на производство и тому подобное) в сложное целое (например, iPhone) и для получения создаваемой в результате дополнительной прибыли. Чёткие и доступные системы учёта, достоверно описывающие не только, кто, что и где контролирует, но и правила, касающиеся потенциальных комбинаций, например, залогов, компонентов, производителей, предпринимателей, юридических прав и прав собственности, абсолютно необходимы для нормальной работы данной системы.

Проблема заключается в том, что пять миллиардов человек во всём мире не задокументированы в национальных системах учёта минимально организованным способом. Вместо этого, их предпринимательские таланты и юридические права на различные активы зафиксированы в сотнях несвязанных между собой системах учёта и системах правил внутри их стран, что делает эти записи недоступными для международного обмена.

В таких условиях основная часть человечества оказывается неспособна стать эффективным участником экономики даже в собственных странах, не говоря уже о мировой экономике. Не имея никаких инструментов для участия в процессе создания комбинаций с высокой стоимостью, эти люди лишаются шанса получить хотя бы часть генерируемой благодаря глобализации дополнительной прибыли.

Итак, причина кроется в отсутствии консолидированных, задокументированных знаний, а не в свободной торговле. Именно это приводит к росту неравенства во всем мире. Но решить данную проблему будет не просто. Одно только выяснение, сколько именно людей находится за пределами системы, заняло у моей организации – Института свободы и демократии (ILD) – два десятилетия работы на местах, которую вели более 1000 исследователей примерно в 20 странах.

Главная проблема – юридический разрыв. Юристы и корпоративные элиты, которые готовят и применяют на практике законодательство и регулирование, касающееся вопросов глобализации, слишком оторваны от тех, кто, как предполагается, должен воплощать данные меры на местном уровне. Иными словами, в юридической цепочке отсутствует несколько критически важных звеньев.

Опыт Японии, США и Европы показывает, что с помощью юридических методов можно гарантировать равные права и возможности, но этот процесс займёт сто лет или даже больше. Впрочем, есть более быстрый путь – для этого надо начать рассматривать отсутствующие звенья как пробелы не в юридической цепочке, а в цепочке знаний.

Мы в ILD кое-что знаем о цепочках знаний. Мы потратили 15 лет на добавление миллионов людей в глобальную правовую систему, вытаскивая знания, хранящиеся в маргинальных системах учёта, в правовой мейнстрим, причём всё это без помощи компьютеров. Но у нас больше нет десятилетий на этот медлительный процесс. Нам нужно подключить к этой системе миллиарды людей, причём быстро. А для этого нужна автоматизация.

В прошлом году ILD при безвозмездной поддержке компаний из Силиконовой долины начал выяснять, могут ли информационные технологии, а конкретно технология «блокчейн» (это прозрачная, безопасная и децентрализованная онлайн-система учёта, лежащая в основе Биткойн), дать возможность большей части мирового населения стать участником процесса глобализации. Наш ответ – решительное «да».

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Переведя данные с языка правовых цепочек в цифровую форму (это достижение потребовало от нас разработки набора типологий, которых мы насчитали 21), мы создали новую систему, которая способна локализовать и обработать любую систему учёта в мире и сделать её публично доступной. Более того, мы смогли сжать в 34 бинарных индикатора вопросы, которые компьютеры должны задавать обрабатываемой системе учёта для определения, какие именно данные надо включать в заключаемые по технологии блокчейн смарт-контракты между глобальными компаниями и неглобализованными коллективами.

Информационные технологии демократизировали очень многие элементы нашей жизни. Демократизировав право, они, возможно, помогут спасти глобализацию – и международный порядок.