Emmanuel Macron and President of the European Commission Jean-Claude Juncker John Macdougall/Getty Images

Три пути вперёд для еврозоны

ВАШИНГТОН – После бурного года политическая ситуация в Европе, похоже, стабилизируется. Хотя ультраправая партия «Альтернатива для Германии» получила почти 13% голосов на последних федеральных выборах в Германии, серьёзных угроз для лидерских позиций канцлера Ангелы Меркель не возникло. А во Франции, стране, которая является вторым столпом европейского проекта, президент Эммануэль Макрон опирается на солидное парламентское большинство. Наконец, несмотря на неопределённость с деталями Брексита, практически нет сомнений в том, что любые дальнейшие планы Евросоюза будут вырабатываться без участия Великобритании в качестве члена ЕС.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Вопрос теперь в том, как именно ЕС (и, в частности, еврозона) будет двигаться вперёд. Существует три варианта.

Первый вариант – это «более сплочённый союз», как выразился в сентябре председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, выступая с ежегодной программной речью. Концепция Юнкера отрицает идею «Европы разных скоростей», предпочитая единообразные действия для всех стран ЕС. Это означает, в первую очередь, включение в Шенгенскую зону Болгарии и Румынии. Юнкер также призвал двигаться к созданию «Европейского союза социальных стандартов», воплощающему единое понимание прав на социальные пособия в странах общего рынка.

Говоря о евро, Юнкер подчеркнул, что это будет валюта для всех стран ЕС, а не только для нескольких государств. В этой связи ЕС должен стремиться к созданию полноценного банковского союза, в котором банковские правила и надзор гармонизированы во всех странах союза. Комиссар по экономическим и финансовым вопросам должен стать министром финансов Европы, а Европейский стабилизационный механизм – превратиться в Европейский валютный фонд.

Год назад подобные «жёсткие» интеграционные идеи не вызвали бы доверия: Великобритания никогда бы их не поддержала. Но теперь Брексит явно неизбежен, поэтому концепция Юнкера приобрела определённое правдоподобие.

Тем не менее, выбранный Юнкером принцип «одной скорости» для интеграции остаётся крайне спорным. Именно поэтому Макрон выступил с собственной амбициозной концепцией для Европы. В ней нашли отражение многие идеи Юнкера, но она явно позволяет больше разнообразия внутри ЕС, по крайней мере, в среднесрочной перспективе.

Например, если Польша не хочет переходить на евро, её не надо заставлять это делать, и такое отношение не должно мешать другим странам еврозоны продвигаться вперёд в процессе интеграции. Именно поэтому Макрон предлагает создать отдельный парламент для стран еврозоны, который бы решал вопросы, которые не касаются всех стран, представленных в Европарламенте. Разница в уровне интеграции, которой достигли страны на сегодня или достигнут в будущем, не должна мешать какой-либо стране – или всем – присоединиться в дальнейшем к более тесно интегрированному «ядру» Евросоюза.

Третий (и, наверное, наиболее вероятный) путь вперёд для еврозоны – это продолжение привычной политики. Экономический кризис, долгое время стимулировавший усиление интеграции (хотя в некоторых случаях, наоборот, усиление фрагментации), отступил: темпы роста ВВП в еврозоне сейчас превышают 2%, уровень безработицы значительно снизился. Даже Греция – единственная страна, которая по-прежнему находится в более или менее кризисном состоянии, – постепенно из него выкарабкивается.

В такой ситуации политики вполне могут решить, как они уже неоднократно делали раньше, что амбициозные реформы в еврозоне можно отложить, потому что реформ, проведённых во время кризиса, уже достаточно. Благодаря этому у них появится больше пространства для решения других вопросов (энергетика, цифровое регулирование, миграция), которые в нынешних обстоятельствах, возможно, выглядят более острыми и требующими повышенного внимания.

Если власти пойдут по этому пути, возникнут серьёзные риски. Да, еврозона сейчас действительно функционирует, а ключевые реформы в других сферах очень важны. Но у валютного союза сохраняется фундаментальный изъян: отсутствует механизм, который бы позволял предотвращать расхождения в размере издержек в странах, которые утратили возможность заниматься коррекцией курса валюты.

Одним из таких механизмов могло бы стать повышение трудовой мобильности в секторе услуг. Однако даже если страны еврозоны согласятся на дальнейшую либерализацию рынка труда, работники в этих странах столкнутся с высокими культурными и языковыми барьерами. Так или иначе, если такой механизм не появится, тогда тенденции, достигшие пика во время последнего финансового кризиса, могут привести к началу нового кризиса.

Судя по опыту кризиса, если в будущем начнут появляться признаки увеличения расхождений в издержках, тогда разница в процентных ставках в разных странах еврозоны будет расти намного быстрее, чем накануне последнего кризиса. Тем самым, появятся первые тревожные сигналы. Однако дело в том, что значительная часть долгового навеса сохраняется до сих пор, при этом значительная часть спасательных арсеналов уже растрачена, поэтому новый шок может оказаться губительным.

Как пишет Мартин Вольф, экономист Адам Лерик предложил схему, в соответствии с которой те, кто получает выгоду от внезапных изменений в разнице между процентными ставками, могли бы переводить половину своих дополнительно полученных доходов на «счёт стабилизации финансовых издержек». Когда шок процентных ставок пройдёт, эти средства выплачивались бы обратно. Впрочем, как и любые другие реформы в еврозоне, подобная схема должна быть согласована всеми входящими в неё странами.

Поскольку Меркель всё ещё занята формированием нового коалиционного правительства, невозможно точно сказать, какой именно подход к интеграции на предстоящие годы выберет Европа. Но учитывая вероятность, что в её коалицию войдут евроскептики из Свободной демократической партии, а также выступающая за евроинтеграцию Партия зелёных (при этом её собственная партия христианских демократов находятся где-то посередине), быстрое достижение амбициозных целей интеграции для всего ЕС выглядит невероятным.

Более реалистичный вариант – это движение на разных скоростях, когда одни страны еврозоны могут двигаться вперёд, а остальным разрешается подождать. Результат будет неидеальным, но это лучше, причём намного лучше, чем сохранение статус-кво.

http://prosyn.org/sbPTJsT/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now