3

Сработает ли предлагаемая Хенсарлингом альтернатива закону Додда-Франка?

КЕМБРИДЖ (США) – Республиканец Джеб Хенсарлинг, председатель Комитета по финансовым услугам в Палате представителей США, выступил в июне с пространной речью на заседании Экономического клуба в Нью-Йорке. Он предложил реформировать американское финансовое регулирование. Вину за финансовый кризис Хенсарлинг возложил на регуляторов, оправдывая при этом Уолл-стрит; финансовую реформу в рамках закона Додда-Франка, принятого в 2010 году, он назвал захватом власти; а надзорные полномочия Конгресса в отношении Федеральной резервной системой призвал расширять.

Большинство предложений Хенсарлинга политически обречены, даже несмотря на оказываемую им сейчас поддержку, например, в политически близком документе Банковского комитета Палаты представителей и в благоприятном отзыве газете Wall Street Journal. (Чтобы быть принятыми, эти предложения должны получить 60 голосов в Сенате и подпись президента). Они уже подверглись резкой критике со стороны демократов как слишком рискованные и отражающие узкие интересы банков – а таковыми они в основном и являются. Тем не менее, одна из идей Хенсарлинга вполне достойна рассмотрения: это «боковой съезд», как он выразился, из системы регулирования Додда-Франка для тех банков, которые добровольно увеличивают доступный капитал.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Давайте на секунду вернёмся к базовым фактам. Вклады в банках имеют гарантию правительства, потому что банковские банкротства способны навредить всей экономике. Из-за этого возникает риск недобросовестного поведения, потому что банки, стремящиеся к увеличению доходов акционеров, начинают небрежно управлять тем, что, по сути, является государственными деньгами. Они чувствуют себя комфортно, принимая на себя повышенный риск, поскольку в случае проигрыша они просто отдадут банк правительству для погашения долга перед вкладчиками и другим кредиторами. А в случае выигрыша банки и акционеры заберут себе весь доход.

Регуляторы используют ��ва ключевых инструмента для уменьшения подобных аппетитов к риску: они повышают требования к капиталу банков, а также требуют, чтобы их инвестиции, кредиты и операции были менее рискованными (и потенциально менее прибыльными), чем банкам хотелось бы. Так как эти два основных метода регулирования преследуют одну и ту же цель, они теоретически могут друг друга заменять – регуляторы могут либо ввести очень высокие требования к капиталу, либо установить уровень допустимости рисков в банковской деятельности на очень низком уровне. Однако на практике, поскольку всем этим регуляторы не могут заниматься в совершенстве, они понемногу делают и то, и другое.

Предложение Хенсарлинга о «боковом съезде» опирается как раз на идею такого обмена, предоставляя банкам большую свободу в принятии решения, чего они хотят – меньше рисков или больше капитала. Базовое регулирование могло бы оставаться традиционной смесью двух методов, но в индивидуальном порядке банки смогли бы выбирать существенно более высокие требования к капиталу в обмен на разрешение заниматься более рискованными инвестициями и операциями. Иными словами, они могли бы ослабить ограничения, создаваемые одним инструментом регулирования, в обмен на ужесточение других.

Замысел хорош. Но в предложении Хенсарлинга (в том виде, как он его озвучил) есть проблемы. И они не маленькие.

Во-первых, норматив достаточности капитала, соблюдения которого Хенсарлинг готов требовать от банков, выбиравших «боковой съезд», слишком низок – 10% от общей суммы активов. Это выше нынешних уровней, но не настолько высоко, чтобы гарантировать безопасность банков.

Совет по финансовой стабильности и Международный валютный фонд параллельно пришли к одному выводу: многим банкам, испытавшим трудности во время финансового кризиса в 2007-2008 годов, следовало бы удвоить сегодняшний уровень достаточности капитала, чтобы они могли выжить без потерь. В случае принятия предложения Хесарлинга этот уровень должен будет стать ещё выше из-за ослабления регулирования банковских рисков. Только если требования к капиталу будет резко увеличены (до уровня «шок и трепет»), банки и их руководство без каких-либо инструкций регулятора, самостоятельно поймут, что не в их интересах и не в интересах акционеров брать на себя большие риски.

Вторая проблема с предложением Хенсарлинга в том, что банки, скорее всего, не будут его поддерживать до тех пор, пока не изменится система корпоративных налогов. Я уже говорил в предыдущих комментариях, а также в недавней научной статье, написанной совместно с Михаэлем Трёге, что повышение требований к капиталу банков ведёт к росту их налоговых платежей, поскольку оно снижает уровень вычитаемого из налогов долга и увеличивает размер налогооблагаемого акционерного капитала. Если оставить без изменений налоговый кодекс, тогда найдётся мало банков, которые сочтут данный обмен привлекательным: рост налоговых платежей съест их доходы от использования предложения Хенсарлинга.

Третья проблема касается администрирования: план Хенсарлинга предполагает жёсткое закрепление в законе параметров, по которым банки могут выбирать «боковой съезд». В результате, у регуляторов будут связаны руки. Лишь только у банка появится необходимый капитал на уровне 10%, ему уже нельзя будет запретить проводить ключевые слияния или причислять его к категории системно значимых и рискованных банков. Поскольку финансовая ситуация быстро меняется, регуляторы, способные быстрее адаптироваться к новым условиям, чем Конгресс, должны обладать определённой гибкостью в вопросах определения требований к капиталу, а также нормативов для кредитных рисков. В рамках планах Хенсарлинга у них такой возможности не будет.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Кроме того, аннулируя большую часть закреплённых в законе Додда-Франка норм регулирования в сфере рисков, предложения Хенсарлинга косвенным образом фактически устраняют любые стимулы для банков выбирать «боковой съезд». Регулирование будет слишком слабым, чтобы они почувствовали необходимость в уклонении от него. Банки смогут, тем самым, и рыбку съесть, и в пруд не влезть.

Несмотря на всё это, регуляторам следует поблагодарить Хенсарлинга за отстаивание концепции гибкой системы компромиссов. Хотя детали его конкретного предложения, мягко говоря, проблематичны, данная концепция обладает реальным потенциалом. В результате может возникнуть более динамичная финансовая система – и более безопасная.