1

Убрать политику из экономического развития

ЛОНДОН. В Лондоне в этом месяце председатель КНР Си Цзиньпин проведет саммит для многих руководителей из 65 стран, участвующих в его инициативе «Один пояс, один путь» (ОПОП) – новаторской программе, которая даст возможность вложить миллиарды долларов инвестиций в инфраструктурные проекты в Азии, Африке и Европе. Несмотря на серьезное экономическое обоснование проекта, реакция на него была неоднозначной.

Главной целью инициативы ОПОП является развитие материальных взаимосвязей: эффективная инфраструктура повышает производительность труда, стимулирует инвестиции и снижает затраты при торговле. С эффективными каналами обмена товарами и хорошо развитыми информационными сетями ускоряется экономический рост, растут возможности экономики и сокращается неравенство.

Хорошие новости заключаются в том, что такая инфраструктура может быть создана экономически эффективно и с высоким коэффициентом отдачи. Ключом для достижения этих целей являются совместные усилия, при которых используются сравнительные преимущества каждой участвующей страны, будь то финансовый капитал, технологические ноу-хау, логистические или строительные мощности, сырье или даже товары производственно-технического назначения. Такой подход может придать импульс развитию стран с низким уровнем доходов и помочь развивающейся экономике избежать ужасной ловушки среднего дохода.

Но работа по созданию материальных взаимосвязей требует не только огромных объемов финансирования; необходима также согласованная политика и гармонизация регулирующего законодательства. В краткосрочной перспективе инвестициям в инфраструктурные проекты могут помешать серьезные политические, суверенные и финансовые риски.

В первую очередь существует риск, что политические лидеры будут отдавать приоритет сиюминутным интересам, нежели долгосрочным перспективам. Например, они могут попытаться выиграть голоса на выборах путем сокращения дорожных пошлин или тарифов на воду, что принесет убытки при осуществлении хороших инфраструктурных проектов. У них может отсутствовать мотивация поиска финансов для крупных проектов, если эти действия не приведут к получению дополнительных голосов на выборах.

Не способствует улучшению ситуации и то, что многие страны висят на крючке государственного долга, что затрудняет их попытки заимствовать средства в многосторонних институтах развития. Имея ограниченные бюджетные ресурсы, правительствам, возможно, придется принять политически сложное решение по взиманию новых налогов для продолжения инвестиций в инфраструктуру. Они могут также сократить инвестиции в другие важнейшие направления, такие как образование, здравоохранение или защита окружающей среды.

Частные инвесторы, в свою очередь, могут не хотеть или не позволять себе замораживать неликвидные активы на весь длительный период строительства и ввода инвестиционных объектов. И в лучшие времена это было длительным процессом; а в развивающихся странах со слабым институциональным потенциалом эти процессы зачастую существенно затягиваются, приводя к огромным дополнительным расходам.

Национальные власти многих стран пытаются решить эту проблему путем совершенствования системы управления и создания благоприятных условий для инфраструктурных инвестиций, в том числе посредством поощрения государственно-частных партнерств. Но успехи на этом направлении достигались редко и в небольших масштабах.

Китай видит все это. Он понимает насущные потребности развивающихся стран в инвестициях на строительство автомобильных дорог, железнодорожных путей, электростанций и электросетей, аэропортов и морских портов, а также проблемы, с которыми эти страны сталкиваются в выполнении таких работ. И всем хорошо известны потенциальные преимущества улучшения транспортных связей, особенно если они выходят за рамки Азиатско-Тихоокеанского региона.

С момента представления инициативы ОПОП Китай часто обвиняют в попытке получить более широкий контроль над развивающимся миром и даже заменить США в качестве доминирующей мировой супердержавы. Некоторые обозреватели, указывая на исторический пример, предупреждают о «ловушке Фукидида»: восходящая держава в конечном счете попытается оспорить сложившийся порядок.

Но такие предупреждения игнорируют важнейший урок этого примера: соперничество почти всегда заканчивается плохо. В Китае хорошо знают, как ловушка Фукидида опутала обе стороны – доминирующую державу и претендента, даже после того как претенденту показалось, что он выиграл. Это, однако, не развеяло нагнетаемых опасений политиков по поводу Китая и его инициативы ОПОП.

Шри-Ланка – это как раз такой случай. До недавнего времени эта страна приветствовала и даже искала инвестиции в инфраструктуру из Китая. Но когда политики посеяли сомнения по поводу намерений Китая, преобладающее настроение по отношению к Китаю поменялось с положительной оценки на негодование. Тогда эти политики приняли финансовую поддержку от США и Индии, но деньги так никогда и не поступили.

Сегодня правительство Шри-Ланки не имеет другого выбора, кроме возобновления отношений с Китаем. К счастью для Шри-Ланки и других участников инициативы ОПОП, Китай не имеет злостных намерений. Его реальная цель ‑ возглавить процесс инклюзивной и совместной интеграции, которая принесет пользу всем участникам.

Фактически Китай – наиболее подготовленная страна для организации такой работы. В США давным-давно назрела необходимость в серьезной модернизации инфраструктуры, и прогресс в ее проведении наряду с другими факторами задерживается политикой. В отличие от этого, Китай, говоря словамиДжеффри Д. Сакса, «…показал весьма высокую эффективность при строительстве большой и сложной инфраструктуры», которая «дополняет промышленный капитал», и «привлек иностранный частный капитал и технологии».

Конечно, Китай можно обвинить в продвижении собственных интересов при любых действиях, которые он осуществляет за рубежом. И в какой-то степени подобные обвинения могут быть верны, когда мировая держава действует за рубежом, независимо от мотивации. Осуществленный под руководством США план Маршалла был направлен не только на поддержку реконструкции Западной Европы после Второй мировой войны, но также на расширение рынков для экспорта товаров США и на сдерживание Советского Союза.

Это не означает, что Китай не смог бы сделать ничего лучшего, чем реализация инициативы ОПОП. Наоборот, он мог бы быть более эффективным в создании экономической среды для материальных взаимосвязей. И китайские компании могли бы быть более внимательными в изучении и оценке местных обычаев и культуры, что позволит избежать ненужных трений с местным населением, а также будет способствовать обеспечению экологической устойчивости.

Но эти недостатки исправимы, и они устраняются администрацией Си Цзиньпина и китайскими компаниями, которые инвестируют за рубежом. Более серьезная проблема заключается в создании ответственной организации для координации многочисленных вопросов инициативы ОПОП. В этом вопросе успех будет возможен только в том случае, если страны не позволят политике очернить свои решения. Нет оправданий для отказа в принятии экономически разумной глобальной инициативы только потому, что Китай возглавляет эту деятельность.