Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

brown62_Leon NealGetty Images_borisjohnsonhandonheadupset Leon Neal/Getty Images

Победа Джонсона – это потеря для британской власти

ЛОНДОН – При доминирующем Брексите на агонизирующих всеобщих выборах в Соединенном Королевстве в этом месяце, ряд важных политических предложений практически не обсуждался. Главным среди них является план правых консерваторов по упразднению Департамента международного развития Великобритании (DFID). Теперь, когда Премьер-министр Борис Джонсон получил парламентское большинство, DFID вскоре может быть включен в Министерство иностранных дел и по делам Содружества (FCO), которое в последствии будет отвечать за управление британским бюджетом по оказанию помощи составляющим 14 млрд фунтов (18,6 млрд долларов) в год.

Как я уже подчеркивал в начале этого года, план консерваторов по сути решил бы одну большую проблему – сокращения в британской дипломатической службе – создав гораздо более серьезную проблему: потерю британской мягкой силы. Новаторское обязательство Соединенного Королевства искоренить нищету во всем мире приносит значительные выгоды, и его программа помощи является одним из наиболее ценных глобальных активов. С тех пор как DFID был создан 22 года назад, он вытащил из нищеты миллионы людей, помог миллионам детей посещать школу и спас миллионы жизней – не в последнюю очередь, благодаря инициативе по вакцинации 700 миллионов детей. Совсем недавно, агентство стало мировым лидером в предоставлении помощи в целях развития бедным странам, сталкивающихся с последствиями изменения климата.

Джонсон предполагает, что пост-брекситовой Великобритании будет необходим более сильный FCO, с помощью которого она сможет оказывать влияние за рубежом. Вместе с тем, включение DFID в FCO подорвет глобальные позиции Великобритании, и при этом не выиграет в эффективности. В отличие от дипломатии, которая зачастую зависит от секретности, не вызывая тем самым вопросов при аудиторских проверках, усилия по развитию требуют прозрачности и наиболее эффективны, когда подвергаются внешнему контролю.

Великобритания пожинает плоды мягкой силы благодаря своей новаторской роли в достижении Целей ООН в области устойчивого развития. Но британские избиратели не всегда понимают, что влекут за собой британские усилия в области развития, а что нет. Когда их спрашивают, они как правило исходят из того, что около 20% национального бюджета тратится на зарубежную помощь, тогда как реальная цифра ближе к 1%. И избиратели, как правило, испытывают еще больший шок, когда узнают, что обычный африканский школьник получает менее 50 пенсов ($0,67) из ежегодных расходов Великобритании на оказание помощи. Этого едва хватает на то, чтобы купить ручку или блокнот.

Джонсону следовало бы прислушаться к межпартийному консенсусу, озвученному Коалицией за глобальное процветание, которая продемонстрировала, что дипломатия и развитие являются разными задачами, имеющими равное значение. Как отмечает Хилари Бенн, бывший глава DFID, а ныне председатель Специального комитета по Брекситу, “Люди, которые очень хорошо тратят [на развитие], должны быть теми, кто этим занимается”. Точно так же, Достопочтенная Маргарет Беккет, бывший министр иностранных дел и нынешний член Комитета национальной безопасности, утверждает, что сочетание “лидерства в области обороны, развития и дипломатии абсолютно необходимо для национальной безопасности Великобритании”.

С этим согласны даже дипломаты. Бывший постоянный заместитель секретаря FCO Саймон Фрейзер официально заявляет, что брать деньги у DFID для устранения бюджетного дефицита FCO – “принципиально не является решением”. Он отмечает, что пока, дипломаты FCO должны сосредоточиться на дипломатии, DFID и его Специалисты по борьбе с бедностью должны продолжать уделять внимание тому, в чем они “действительно хороши”. Он прав. Британия играет в мире значительную роль именно потому, что она уполномочила каждое из этих ключевых учреждений сосредоточиться на своей основной миссии.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Но существует еще более мощный и более убедительный аргумент в пользу DFID. После Второй мировой войны, Премьер-министр Уинстон Черчилль определил три круга британского влияния, каждый из которых взаимосвязан с другим. С тех пор, Британия сосредоточила свои дипломатические усилия на Америке, Содружестве и Европе. И все же Британия пренебрегла четвертым кругом влияния: своей ролью в международных институтах, от Международного валютного фонда, Всемирного банка и Всемирной торговой организации, до ООН и органов, подобных Программе ООН по окружающей среде.

По ряду причин – в том числе из-за страха, что более мощная ООН усилит антиколониальные силы – Великобритания потратила меньше времени и энергии, чем могла бы, на формирование развития этих институтов. Франция же сосредоточила свои усилия на МВФ, а скандинавские страны стали незаменимыми участниками усилий ООН по миротворчеству и развитию. Позиция Британии относительного неучастия была таковой до периода 1997-2010, когда правительства в которых я служил пытались изменить курс, прокладывая путь к созданию G20 и глобального Совета по финансовой стабильности.

Единственный способ, посредством которого неевропейская Британия будет иметь какое-либо глобальное влияние, это работать через международные организации. Только спонсируя и руководя усилиями в области развития, “Британский Брексит” может иметь шанс стать “Глобальной Британией”. Но без DFID, британские министры и дипломаты будут приходить за стол глобальных переговоров, с еще с меньшим предложением – не больше.

В конце концов, DFID возглавлял глобальное сотрудничество в области здравоохранения, образования и окружающей среды. Он помог создать новые глобальные инициативы – в том числе Международный финансовый фонд по иммунизации, Глобальные партнеры для здравоохранения и Фонд авансовых рыночных обязательств для разработки новых лекарств в бедных странах. Благодаря DFID, Великобритания стала ведущим членом Глобального фонда, а также крупнейшим спонсором нового Международного механизма финансирования сферы образования (который я и другие из Великобритании помогли создать).

Президент США Дональд Трамп разделил мир на националистов и глобалистов, однако даже националисты не могут игнорировать эти неуправляемые пространства за пределами досягаемости национальных государств. Без международного сотрудничества в борьбе с загрязнением окружающей среды, бедностью и конфликтами во всем мире, глобальные последствия этих проблем будут ощущаться и далее. Уберите DFID из уравнения, и сама Великобритания уменьшится вдвое: не способная ни помогать, ни управлять.

https://prosyn.org/tSvIgeTru;
  1. guriev24_ Peter KovalevTASS via Getty Images_putin broadcast Peter Kovalev/TASS via Getty Images

    Putin’s Meaningless Coup

    Sergei Guriev

    The message of Vladimir Putin’s call in his recent state-of-the-nation speech for a constitutional overhaul is not that the Russian regime is going to be transformed; it isn’t. Rather, the message is that Putin knows his regime is on the wrong side of history – and he is dead set on keeping it there.

    3