Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

iversen1_getty images_women Getty Images

Война слов из-за женских тел

НЬЮ-ЙОРК – В сентябре Генеральная Ассамблея ООН проведёт заседание высокого уровня с целью закрепить обязательство стран-членов ООН по обеспечению всеобщего охвата услугами здравоохранения (ВОУЗ), включая защиту от финансовых рисков и доступ к базовым медицинским услугам, лекарствам и вакцинам для всех. Но ещё предстоят дебаты о том, сколько именно стран обязуются предоставлять услуги, удовлетворяющие особые потребности девочек и женщин, в рамках своих программ ВОУЗ.

Одобряя политическую декларацию о ВОУЗ, государства соглашаются выделить финансирование из национальных бюджетов на переход к такому будущему, в котором диабетики везде получают инсулин, ВИЧ не поражает население бесконтрольным образом, а всем детям делаются необходимые прививки. В этом будущем даже самые уязвимые группы населения будут иметь надёжный и финансово приемлемый доступ к тем медицинским услугам, в которых они нуждаются, а всё общество станет более здоровым и продуктивным.

Однако особые медицинские потребности девочек и женщин, в том числе связанные с сексуальным и репродуктивным здоровьем, остаются темой политических споров, из-за которых уже долгое время медицинская помощь им недофинансируется, и ей уделяется недостаточное внимание. Например, в ситуациях гуманитарного кризиса доступ к услугам, связанным с сексуальным и репродуктивным здоровьем, крайне ограничен. Кроме того, во многих странах молодёжь с трудом реализует свои репродуктивные права.

Здоровье женщин подрывается ещё и тем, что женщины часто неадекватно представлены в медицинских исследованиях, а это приводит к неверным диагнозам и лечению болезней. Даже программы, которые специально призваны помочь девочкам-подросткам, часто планируются без значимого участия молодёжи; в результате они нередко оказываются неспособны удовлетворить нужды целевых групп, а иногда даже усиливают позорящую стигматизацию.

Впрочем, всеобщий охват услугами здравоохранения станет действительно всеобщим и преобразующим, если будет поддерживать гендерное равенство во всех его формах. Это означает, в частности, что требуются прямые гарантии защиты сексуального и репродуктивного здоровья и прав (сокращённо СРЗП). К ним относится: современная контрацепция; пренатальный и постнатальный уход; лечение бесплодия; безопасные аборты; профилактика и лечение заболеваний, передающихся половым путём, а также раковых заболеваний репродуктивных органов. И к ним относится право соглашаться на секс и право быть свободным от насилия со стороны интимного партнёра.

Все эти услуги по охране здоровья позволяют спасать жизни. Если бы потребности развивающихся стран мира в современной контрацепции удовлетворялись, а женщины и новорожденные получали бы необходимый им базовый уход, тогда число случаев непреднамеренной беременности сократилось бы на 75%, материнской смертности – на 73%, а уровень смертности среди новорожденных – на 80%. Вакцинация девочек от вируса папилломы человека (ВПЧ) позволила бы предотвратить смерть более трёх миллионов человек от рака шейки матки в течение следующего десятилетия в 72 странах с низким и средним уровнем доходов. И, разумеется, если лучше здоровье у матерей, лучше здоровье у их детей.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Защита здоровья женщин и гарантия их автономности в вопросах, связанных с их собственным телом, сексуальностью и фертильностью, – это краеугольный камень гендерного равенства. СРЗП дают женщинам возможность в полной мере реализовать свой потенциал, в том числе благодаря участию в экономической, политической и общественной жизни своих стран. Они повышают благополучие семей и сообществ, тем самым способствуя общему росту экономики, а также устойчивому развитию.

Однако, несмотря на все эти колоссальные выгоды, СРЗП, судя по опыту, с большей вероятностью останутся без внимания властей и бюджетных средств, если их защита не будет напрямую включена в декларации ООН. Получение гарантий такой защиты – это трудный бой, потому что консервативные страны ООН постоянно требуют вычёркивать такие слова как «гендер», «сексуальное и репродуктивное здоровье и права», а иногда даже «права человека», из различных международных деклараций.

В многосторонней системе отношений идёт словесная война, а полем боя стали тела женщин. Именно поэтому «Альянс за гендерное равенство и ВОУЗ», включающий более 100 организаций гражданского общества из 46 стран, призывает страны ООН не допустить победы тех, кто пытается ограничить здоровье и права женщин. Вычёркивание упомянутых выше слов приводит к совершенно реальным последствиям.

«Здравоохранение для всех» включает охрану сексуального и репродуктивного здоровья, а для «всех» означает для каждого человека – вне зависимости от расы, этнической принадлежности, возраста, возможностей, миграционного статуса, гендерной идентичности или самовыражения, состояния здоровья, принадлежности к коренному населению, классу или касте. Чтобы появился хоть малейший шанс достичь этого, СРЗП должны обязательно признаваться, финансироваться и декларироваться в каждой стране и в каждом сообществе в мире.

Эта битва переходит теперь от слов на страницах к делам. Если правительства серьёзно настроены в отношении ВОУЗ, они должны обязаться строить и финансировать всеобъемлющие системы здравоохранения, работающие для всех людей, включая девочек и женщин. Результатом станет более здоровый, богатый и равноправный мир.

Help make our reporting on global health and development issues stronger by answering a short survey.

Take Survey

https://prosyn.org/hahI9Tcru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0