Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

hill101_BRENDAN SMIALOWSKIAFPGetty Images_trump north korea Brendan Smialowski/AFP/Getty Images

Политика умиротворения Севеной Кореи администрации Трампа

ДЕНВЕР – После трех встреч с северокорейским лидером Ким Чен Ыном — каждая из которых проходила с огромной помпой — президент США, возможно, все еще верит в то, что в Королевстве затворников идет процесс денуклеаризации. Однако вряд ли в это верит еще хоть кто-то, учитывая регулярные ракетные испытания и модернизацию вооружений в Северной Корее.

Можно только догадываться, как будет выглядеть политика администрации Трампа в отношении Северной Кореи через год, но похоже, что на данный момент обе стороны получают от нее все желаемое. Трамп завел обсуждение в тупик и, вероятно, сможет удержать его там до президентских выборов в ноябре 2020 года, а Ким обеспечил приостановку военных учений США и Южной Кореи в обмен на замораживание своей программы ядерных испытаний.

Встречи на высшем уровне с Кимом никогда не должны были привести к нынешнему взаимному обмену замораживаниями, который ослабляет союз США и Южной Кореи. И тем не менее, впервые встретившись с Кимом в Сингапуре в июне 2018 года, Трамп решил просто следовать своим инстинктам. С тех самых пор он ведет политику США в отношении Северной Кореи в неправильном направлении.

Думая как застройщик из Нью-Йорка, Трамп предположил, что Северная Корея хочет экономической помощи. И он также внимательно выслушал предложенную Кимом главную причину того, зачем Северная Корея стремится получить ядерное оружие: чтобы удержать предположительно враждебные Соединенные Штаты от нападения. Если Трамп посчитал этот аргумент правдоподобным, то, возможно, это связано с тем, что его собственный советник по национальной безопасности Джон Болтон представляет из себя самое что ни на есть реальное подтверждение страхов Северной Кореи. Принимая во внимание холодящие кровь сценарии Болтона, Трамп едва ли мог винить Кима за беспокойство.

Итак, на пресс-конференции после саммита в Сингапуре Трамп открыто рассмотрел вопрос об отказе от «дорогих» военных учений США и Южной Кореи, которые он описал с помощью собственной терминологии Кима, назвав их «военными играми». И находясь между решением о заморозке совместных учений и обеспечением доступности своего энергичного госсекретаря Майка Помпео для участия в переговорах, Трамп предположил, что он решил хронические проблемы доверия Северной Кореи. Ему нужно всего лишь поддерживать свои фамильярные отношения с Кимом, и он обязательно получит следующую Нобелевскую премию мира.

Прошло уже 15 месяцев, а северокорейский режим даже и близко не заинтересован в рассмотрении вопроса о денуклеаризации. Команда Трампа — если ее можно так назвать — находится в замешательстве, сознавая неизбежный политический провал, но при этом отказываясь признавать, что их дорогой лидер мог просчитаться. Стив Бигун, специальный представитель США по Северной Корее, продолжает консультироваться с соответствующими третьими сторонами, утверждая, что денуклеаризация все еще находится на столе. Однако не похоже, чтобы он получал хоть какую-то поддержку от Болтона или Трампа, а последний, судя по всему, и вовсе убедил себя в том, что прогресс зависит только от его личного вмешательства.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Северокорейцы согласились бы с таким мнением, хотя и не по тем же причинам. В отличие от Бигуна, Помпео или Болтона — каждый из которых говорит о денуклеаризации в срочном порядке — Трамп, похоже, считает, что времени у них предостаточно, с чем совершенно согласны северокорейцы. В конце концов, он в первую очередь заботится о защите своих подписанных дипломатических достижений до ноября 2020 года. Соответственно, ему всего лишь необходимо поддерживать видимость прогресса с помощью периодических саммитов, которые проходят в теплой дружеской обстановке.

Более того, администрация Трампа и режим Кима не заинтересованы в развитии более широкой дипломатической архитектуры. Северная Корея всегда предпочитала двусторонний процесс с США, поскольку такой формат повышает ее престиж и, в отличие от умирающих шестисторонних переговоров, лишен ощущения коллективного сговора. Безусловно, иметь непосредственное отношение к Трампу может быть рискованно (в конце концов, он покинул февральский саммит в Ханое). Однако в целом процесс встреч на высшем уровне и «любовные» письма создали теплые отношения между Кимом и Трампом, тем самым смягчив позицию последнего.

Тем временем США были рады проинформировать заинтересованные третьи стороны об этом процессе, оставив их при этом за пределами переговорной комнаты. Другие участники шестистороннего процесса — Южная Корея, Япония, Россия и Китай — не получили серьезных оснований предполагать наличие какого-либо прогресса. Но в то же время они готовы позволить США взять на себя бремя и репутационные риски самостоятельного общения с Северной Кореей.

Нет никаких гарантий, что северокорейцы будут играть отведенную для них роль. В нынешних условиях выгоды от сложившегося застоя, вероятно, превышают издержки санкционного режима, который все чаще дает течь. Однако интенсивность реакции северокорейцев на любое упоминание совместных учений США и Южной Кореи говорит о том, что они могут увидеть в нынешнем противостоянии — и в этом президенте — возможность подрыва взаимодействия США в регионе в более широком смысле.

Недавние ракетные испытания режима Кима и поведение в отношении Южной Кореи могут являться предупреждением для Трампа. Если это так, то суть послания очевидна: если вы не успокоите нас, мы начнем создавать вам проблемы до ноября 2020 года.

Трампу, возможно, хотелось бы, чтобы мир думал, что он сохраняет стратегическое терпение по отношению к Северной Корее. Но теперь совершенно очевидно, что политика его администрации — это политика умиротворения. Принесет ли эта политика ему выгоду, еще неизвестно. До ноября 2020 года еще далеко.

https://prosyn.org/NsLFlrYru;
  1. pei56_Miguel CandelaSOPA ImagesLightRocket via Getty Images_xijinpinghongkongprotestmasks Miguel Candela/SOPA Images/LightRocket via Getty Images

    China’s Risky Endgame in Hong Kong

    Minxin Pei

    In 2017, Chinese President Xi Jinping declared that by the time the People’s Republic celebrates its centenary in 2049, it should be a “great modern socialist country” with an advanced economy. But following through with planned measures to tighten mainland China's grip on Hong Kong would make achieving that goal all but impossible.

    2