3

Ближневосточные сторонники Трампа

ВАШИНГТОН – До недавнего времени главным барометром отношения администрации Дональда Трампа к странам исламского мира была попытка президента США запретить въезд в страну граждан из семи преимущественно мусульманских стран. Однако решение Трампа выпустить 59 ракет «Томагавк» по сирийской авиабазе в ответ на химическую атаку, совершённую армией президента Башара Асада, стало новым – и, наверное, более точным – указанием на истинные позиции сторон.

Бывшие чиновники США и многие мусульмане считают предложенный Трампом запрет на въезд в страну предательством либеральных ценностей и подарком экстремистам, занятых вербовкой. Однако основной реакцией старых союзников Вашингтона на Ближнем Востоке, то есть тех, кто серьёзно выигрывает из-за появления президента, склонного их поддерживать, стало молчание. Восемь лет Белый дом указывал им, что надо делать, и теперь они воспринимают Трампа как благоприятную (хотя, может быть, и потенциально опасную) перемену.

Саудовская Аравия, возможно, является главным (хотя и молчаливым) сторонником администрации Трампа. Саудовцам никогда не нравились переговоры президента Барака Обамы с Ираном, они были шокированы, когда он заявил журналу The Atlantic, что иранцам и саудовцам «надо искать эффективный способ раздела своего ближнего зарубежья и установления некоего подобия холодного мира». Будучи втянутыми в прокси-войну с Ираном в соседнем Йемене, саудовцы ликуют по поводу идеи Трампа увеличить объёмы помощи ради ликвидации иранского влияния в их стратегическом тылу.

В соседнем Бахрейне, ближайшем региональном союзнике саудовского королевства, которого оно поддерживает бесплатной нефтью, разворачивается аналогичная история. С тех пор как в 1990-х годах здесь произошёл первый суннитско-шиитский конфликт, руководство Бахрейна обвиняет Иран во вмешательстве в свои дела (хотя и не представляет убедительных доказательств этому). Когда войска коалиции во главе с Саудовской Аравией подавили шиитские протесты на острове в 2011 году, администрация Обамы раскритиковала руководство Бахрейна и ограничила поставки оружия в эту страну. Однако администрация Трампа, стремящаяся создавать новые рабочие места в промышленности, отменила ограничения эпохи Обамы и объявила, что продаст Бахрейну истребители на сумму $5 млрд.

Даже в Ливане, где шиитская прокси-группировка Ирана «Хезболла» является доминирующей политической силой, саудовцы видят в Трампе возможного спасителя: его новая антииранская политика помогла бы укрепить политические суррогаты королевства в этой стране.

Пока внимание Саудовской Аравии сосредоточилось на Иране, в Египте и Объединённых Арабских Эмиратов главой мишенью стала организация «Братья-мусульмане». В глазах руководства этих стран Трамп тоже выглядит привлекательной альтернативой. Египетские власти винят «Братьев-мусульман», чьё правительство они свергли в ходе военного переворота в 2013 году, во всех бедах страны, начиная с мятежа Исламского государства на Синайском полуострове и заканчивая экономическими трудностями. Ясно, что стремление Трампа включить «Братьев-мусульман» в список террористических организаций и запретить им заниматься сбором средств в США находит сильный отклик у правительства Египта.

Демократия не добилась больших успехов в странах арабского мира, где доминируют авторитарные лидеры. Но это не очень волнует Трампа, который и сам не демонстрирует большого интереса к либеральным демократическим нормам и институтам, на которые они опираются. После встречи с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси в сентябре 2016 года Трамп восторгался, что Сиси – «фантастический парень», который «взял Египет под контроль… реально взял его под контроль». Сиси отплатил за эти слова, став первым главой государства, поздравившим Трампа с победой на выборах. Буквально за несколько дней до приказа об ударе по Сирии Трамп тепло принимал Сиси в Белом доме, похвалив его за «фантастическую работу».

Даже руководство Турции, которое давно и упорно критикует американскую политику на Ближнем Востоке, потеплело к Трампу (в интервью в июле 2016 года Трамп восхищался тем, как президент Реджеп Тайип Эрдоган справился с попыткой государственного переворота). Особенно приятным для Турции стал тот факт, что Майкл Флинн, бывший советник Трампа по вопросам национальной безопасности, осудил Фетхуллаха Гюлена, турецкого религиозного деятеля, который живёт в добровольном изгнании в пенсильванской деревне. Будучи уверенным в том, что за попыткой переворота стоял Гюлен, Эрдоган требовал от администрации Обамы его экстрадиции, но безуспешно. В статье, опубликованной газетой The Hill, Флинн доказывал, что США «не должны предоставлять ему безопасную гавань».

Раньше, когда арабские лидеры ещё не были увлечены темой Ирана и «Братьев-мусульман», их встречи с представителями США часто начинались с протестов против действий Израиля. Трамп обещал перенести посольство США в Иерусалим и поддерживал израильские поселения на Западном берегу реки Иордан, что крайне тревожило арабских союзников Америки. Но прошло время, и Трамп отступился от обещаний перенести посольство, а после февральской встречи с королём Иордании Абдуллой поменял свою позицию и по вопросу о строительстве новых поселений.

Замороженный пока что запрет Трампа на въезд в США граждан некоторых стран стал столь же поляризующим решением. Майкл Морелл, бывший заместитель директора ЦРУ, назвал его «подарком вербовщикам» Исламского государства, а влиятельный мусульманский религиозный деятель Юсуф аль-Кардави написал в «Твиттере», что этот шаг «разжигает враждебность и расизм». Министерство иностранных дел Ирана назвало запрет «открытым оскорблением исламского мира, а особенно великого народа Ирана». (Ирак, попавший в список, был также разгневан этим указом Трампа; в списке были ещё Ливия, Сомали, Судан, Сирия и Йемен).

Сравните эту реакцию с молчанием Египта и Саудовской Аравии, с предположением о «свежем старте», сделанном Турцией, и, наконец, с одобрением, которое выразил министр иностранных дел ОАЭ.

Нам ещё предстоит увидеть, как именно отказ от политики сотрудничества, проводившейся Обамой, и переход к поляризующей тактике Трампа повлияют на региональную стабильность. Но спекулировать тут достаточно легко. Например, двойственность позиции Трампа в вопросе о ядерном соглашении с Ираном будет иметь разрушительные последствия для будущего.

А пока что поддержка Трампом одних арабских лидеров и игнорирование других на руку правительствам большинства стран Ближнего Востока. Западные СМИ ностальгируют по Обаме, но ближневосточные лидеры, никогда не любившие вмешательства Америки в свои дела, испытывают облегчение от того, что он ушёл. Трампу сильно досталось за «мусульманский запрет», но, тем не менее, они приветствуют его программу. Их голоса сейчас звучат приглушённо, но раз уж США, похоже, готовятся к серьёзному военному вмешательству в Сирии, мы вскоре можем услышать и об открытой поддержке Трампа.