Trump at UN Drew Angerer/Getty Images

Чем чревата ядерная демагогия

МАДРИД – Летом 2012 года теоретик международных отношений Кеннет Н. Уолтц опубликовал статью под названием «Почему Иран должен получить бомбу», в которой он утверждал, что ядерное оружие у Ирана восстановит желаемый баланс сил на Ближнем Востоке, выступая в качестве противовеса Израилю.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Позднее в том же году Уолтц утверждал, что стратегия сочетания санкций с дипломатией вряд ли поможет отговорить Иран от развития ядерного потенциала. «Трудно представить, – писал он в «Foreign Affairs» в сентябре 2012 года, –, как, кроме применения военной силы, можно было бы помешать Ирану обзавестись ядерным оружием, если он решит это сделать».

Уолтц ошибался в двух отношениях. Во-первых, защищая ядерное оружие как источник региональной или глобальной стабильности, он основательно недооценил опасность его попадания в руки террористов или применения по ошибке.

Во-вторых, Уолтц не предвидел успех ядерных переговоров с Ираном (или их «провал» с точки зрения тех, кто действительно хотел, чтобы у Ирана было ядерное оружие). Уолтц умер в 2013 году, но если бы он был жив сегодня, то, несомненно, отметил бы нестыковки Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), который в 2015 году приняли Иран, P5 + 1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) и Евросоюз. Тем не менее ему пришлось бы признать, что JCPOA достигает большего, чем считали возможным он и многие другие, что демонстрирует силу дипломатии, особенно тем, кто выступал за военное решение.

JCPOA стал важным этапом развития многосторонних отношений. Несмотря на это, – или, возможно, из-за своего пренебрежения к любой многосторонности, ‑ президент США Дональд Трамп назвал его «самой глупой сделкой всех времен» и предсказал, что он «приведет к ядерному холокосту». Бесчисленные аналитики, такие как Стивен М. Уолт из Гарвардского университета, доказали, что эти утверждения совершенно необоснованны и крайне преувеличены. Но это не помешало Трампу в октябре отказаться «повторно подтвердить» JCPOA.

Поступок Трампа оставляет за Конгрессом США решение о том, следует ли повторно вводить «ядерные» санкции в отношении Ирана, что будет означать нарушение соглашения. Даже если Конгресс решит ничего не делать на этом фронте, антииранская риторика Трампа и другие инициативы республиканцев в Конгрессе создали напряженность для JCPOA и привели к его уязвимости.

Коллапс JCPOA создаст значительные угрозы для Ближнего Востока и всего мира. Недавно возобновленная иранская ядерная программа добавит тревожных оттенков стратегическому соперничеству Ирана с Саудовской Аравией. Фактически холодная война двух стран уже, похоже, превращается в горячую. Саудовская Аравия, – чей дерзкий молодой наследный принц Мохаммед ибн Салман пользуется полной поддержкой Трампа, – недавно обвинила Иран в «военном нападении» после того, как из Йемена была запущена ракета в направлении Эр-Рияда.

В то время, когда США уже находятся в ядерном противостоянии с Северной Кореей, им совсем не нужна аналогичная угроза на Ближнем Востоке. К счастью, Германия, Китай, Франция, Великобритания, Россия и ЕС взяли на себя обязательство защищать JCPOA, дистанцируясь от администрации Трампа, не желающей этого делать.

Внешняя политика Трампа пополняет длинный список порочных стимулов к распространению ядерного оружия. Возьмем, к примеру, вторжение США в Ирак в 2003 году, которое было начато под предлогом того, что Саддам Хусейн скрывал оружие массового уничтожения. Оружия у него не было. И когда он был свергнут, две другие страны, отнесенные президентом США Джорджем Бушем к так называемой оси зла, Иран и Северная Корея, пришли к выводу, что отсутствие ядерного оружия делает их уязвимыми для попыток смены режима со стороны Америки. Этот вывод еще более укрепился в 2011 году, когда США помогли свергнуть ливийского лидера Муаммара Каддафи, который восемь лет назад отказался от своей ядерной программы.

В Северной Корее Ким Чен Ын пришел к власти через несколько недель после скоропалительной казни Каддафи боевиками-повстанцами, что, несомненно, повлияло на его подход к международным отношениям. Вместо того чтобы заставить Кима отступить, угроза «огня и гнева» со стороны Трампа еще больше убедила северокорейского лидера в том, что как его собственное выживание, так и выживание династии Ким зависит от ядерного оружия. Одни лишь жесткие карательные санкции не заставят его передумать. Ким готов без колебаний ввергнуть северокорейский народ в пучину лишений ради того, чтобы остаться у власти.

Конечно, между Северной Кореей и Ираном есть заметные различия. Наиболее очевидно то, что ядерная программа Ирана еще не началась, тогда как Северная Корея, которая, в отличие от Ирана, вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия, уже имеет около 60 ядерных боеголовок и, похоже, продвигается в направлении создания межконтинентальной баллистической ракеты, способной доставить ядерную боеголовку до материковой части США. Короче говоря, тотальный военный конфликт с Северной Кореей повлечет за собой немедленные глобальные угрозы.

Трамп, возможно, начал понимать, что усиление давления на Северную Корею не исключает возможности сесть за стол переговоров с Кимом. Действительно, сочетание обоих методов есть наиболее разумная альтернатива.

Но, чтобы дать дипломатии шанс, Трамп должен отказаться от зажигательной риторики и максималистских позиций, а также конструктивно сотрудничать с председателем КНР Си Цзиньпином. Консолидировав не так давно свою власть на 19-м Национальном съезде Коммунистической партии Китая, Си, вероятно, возьмет на себя более активную роль в разрешении международных конфликтов, особенно в районах, непосредственно затрагивающих Китай. Эффективный глобальный лидер должен быть способен выступить против своего союзника и протянуть руку своему противнику, если этого требуют обстоятельства.

Поиск стратегии, которая приведет к надежному сдерживанию северокорейской угрозы – единственный способ не допустить, чтобы Южная Корея и Япония приняли достойное сожаления решение о вступлении в ядерный клуб. Как заметил Уолтц, ядерное оружие имеет тенденцию к распространению. Но это не значит, что мы должны смириться с распространением, а тем более недооценивать его катастрофический потенциал. Международная безопасность зависит от сохранения таких дипломатических успехов, как JCPOA, которые крайне важны для того, чтобы не допустить распространения ядерного оружия и раз и навсегда положить конец опасным тенденциям антагонизма и поляризации.

http://prosyn.org/7uQu9ia/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now