18

Зачем Трамп принял деньги от Венесуэлы?

КЕМБРИДЖ (США) – Есть некая ирония в новости о том, что через свою государственную нефтяную компанию Petróleos de Venezuela (PDVSA) Венесуэла пожертвовала полмиллиона долларов на президентскую инаугурацию Трампа. Венесуэла – это серийный банкрот, объявлявший дефолт так часто, как почти ни одна другая страна в мире за последние два столетия.

Деспотичное социалистическое правительство Венесуэлы настолько отчаянно пыталось избежать недавно очередного дефолта (который стал бы 11-м с момент обретения страной независимости), что заложило свои промышленные жемчужины, в том числе американскую нефтеперерабатывающую компанию Citgo, русским и китайцам. (Бренд Citgo особенно знаменит в моём родном Бостоне: логотип компании стал достопримечательностью района Фенвэй-парк, где играет бейсбольная команда «Ред Сокс»).

Не до конца понятно, почему именно президент Венесуэлы Николас Мадуро настолько отчаянно стремится избежать дефолта страны по внешнему долгу, что даже начал морить голодом собственный народ. Примерно так же ��ёл себя румынский диктатор Николау Чаушеску в 1980-е годы. Учитывая острый дефицит продовольствия и базовых медикаментов в Венесуэле, нет сомнений, что, если и когда этот авторитарный правитель будет, наконец, смещён, мы увидим там пугающе знакомый кошмар.

Было бы упрощением изображать венесуэльскую трагедию как притчу о том, что может произойти со страной, в которой к власти пришли крайне левые популисты. В 1980-х и 1990-х годах крайне правые правительства страны тоже были коррумпированы; и несмотря на общий рост национального дохода, распределение доходов там было одним из самых неравных в мире. Однако это правда, что нынешнее шоу ужасов в Венесуэле во многом является продуктом двух десятилетий плохого управления страной крайне левыми политиками.

Было время, когда размер пожертвования, переданного Венесуэлой Трампу, выглядел жалкими грошами на фоне значительного бюджета помощи иностранным государствам. При предыдущем президенте – харизматичном Уго Чавесе – Венесуэла тратила свои нефтяные деньги на широкую ногу, главным образом поддерживая другие популистские, антиамериканские правительства в регионе. Чавес даже спонсировал поставки мазута домохозяйствам малоимущих граждан США. Эта программа стала знаменитой, благодаря телевизионному рекламному ролику бывшего члены Палаты представителей США Джо Кеннеди.

Это было в то время, когда высокие – и продолжавшие расти – нефтяные цены помогали Венесуэле сохранять доходы, даже несмотря на то, что ошибки в управлении экономикой вели к неуклонному снижению добычи нефти. Напомню, что Венесуэла никогда даже близко не был так богата, как США, поэтому её помощь зарубежным странам была похожа на помощь бедным за счёт почти таких же бедных.

А теперь, когда после смерти Чавеса от рака в 2013 году цены на нефть резко упали, его преемнику с харизмой вечного аппаратчика приходится выживать без этих лёгких доходов. Кроме того, хотя Чавес тоже был авторитарным правителем, он, скорее всего, честно выигрывал на выборах.

Напротив, избрание Мадуро в 2013 году произошло с очень небольшим перевесом и многие ставят эти выборы под сомнение. К примеру, оппозиции был практически закрыт доступ в телеэфир, хотя некоторые особо наивные американские академики настаивают, что Мадуро победил честно. Понятно, что придерживающиеся левых взглядов учёные считают политику социалистического правительства страны в сфере перераспределения доходов и образования привлекательной. Так считал, например, лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц, посетивший венесуэльскую столицу Каракас в 2007 году. Однако готовность левых закрывать глаза на демонтаж демократических институтов в Венесуэле напоминает отношения экономистов чикагской школы, которые придерживались правых взглядов, с диктаторами Латинской Америки в 1970-е годы.

Венесуэльская экономика сегодня – это полномасштабная катастрофа, с рухнувшим ВВП и почти гиперинфляцией, что причиняет страдания многим людям. В таких условиях можно было бы ожидать традиционного для Латинской Америки военного переворота. То, что он не происходит в Венесуэле, едва ли можно объяснить наличием сильных демократических институтов. Дело в том, что правительство позволяет военным свободно заниматься торговлей наркотиками, благодаря чему многие генералы и офицеры невероятно разбогатели – и могут покупать лояльность ключевых подразделений армии.

Тут мы возвращаемся к странному спектаклю: находящаяся в отчаянном экономическом положении страна помогает оплачивать инаугурационные празднества Трампа. Как и Джо  Кеннеди, организаторы инаугурации Трампа могут оправдываться тем, что, раз Венесуэла захотела потратить свои деньги на улучшение жизни у своего намного более богатого северного соседа, то кто они такие, чтобы сказать ей – нет?

Но США в обоих случаях должны были сказать нет. Эта помощь оказывается прозрачно, однако едва ли можно назвать привлекательным символизм ситуации, когда богатая страна берёт деньги у бедной соседней страны, в которой миллионы людей страдают. И особенно дико то, что в тот момент, когда американская политика по отношению к Мексике сильно повысила шансы появления там президента с антиамериканским настроем как у Чавеса, официальные лица страны делают позитивную рекламу правительству, ставшему карикатурным символом плохого государственного правления.

Предшественник Трампа, Барак Обама, занимал принципиальную позицию в отношении Венесуэлы, введя санкции за её безответственное поведение, и эта политика пользовалась широкой, двухпартийной поддержкой. Администрация Трампа должна сохранить этот курс, особенно в условиях, когда низкие цены на нефть ослабили венесуэльское правительство. Вместо того чтобы ругать Латинскую Америку, США надо показать, что они способны быть надёжным и принципиальным другом, на которого нельзя повлиять коррупционными взятками в любой форме.