0

ПК исполняется 25 лет

В августе 1981 года компания IBM выпустила персональный компьютер 5150. Это, вообще-то, был не первый персональный компьютер, но он оказался «Персональным компьютером» с большой буквы. Он коренным образом изменил не только деловую жизнь, но и представления людей об окружающем мире.

ПК 1981 года стал настоящим прорывом по сравнению с предыдущей моделью ведения бизнеса IBM, в соответствии с которой компания не продавала компьютеры, а сдавала их в прокат. С моделью 5150 IBM перешла к массовому производству стандартизированных товаров, используя компоненты, выпускаемые другими компаниями. «Биг-Блю» (как прозвали IBM) позволила другим компаниям (и особенно зарождающейся компании Microsoft) развивать своё программное обеспечение.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

От добра добра не ищут: создав ПК, IBM практически уничтожила себя как компанию. Её изобретение дало начало появлению огромного числа новых динамичных компаний, вынудивших IBM полностью реорганизоваться, чтобы быть способной конкурировать с ними. Это лишь один из примеров влияния ПК на социальную жизнь.

До 1981 года мечтатели, которые размышляли о влиянии технологии на общество, полагали, что компьютер позволит централизовать знания и возможности. Это был мир Большого брата из романа Джорджа Оруэлла «1984», воплощение тоталитарного опыта двадцатого века. Мощные компьютеры приводили к образованию могущественных государств и управляемых из одного центра корпораций.

По началу казалось, что ПК предвещает восстановление баланса в пользу индивидуума. Обработка информации стала децентрализованной, а из-за появления новых функциональных возможностей возникло ощущение, что крупные центры власти, будь то правительства или компании, начали терять контроль над обществом. Не удивительно, что тогда казалось, что триумф ПК сопровождался возрождением идей классического либерализма и индивидуализма девятнадцатого века.

Идея заключалась в том, что отдельный человек может приобрести компьютер и программное обеспечение, необходимое для определённой (и всё более сложной) цели, и немедленно добиться продуктивного результата. В самом деле, через пять лет, один человек уже мог обладать такой же небольшой, но мощной машиной, как универсальная вычислительная машина IBM 360, которая коренным образом изменила систему централизованной обработки данных в 1960 году.

Но данный первоначальный триумф ПК (и очень большой объём продаж в 80-ых годах ХХ века) не смог мгновенно осуществить все первоначальные желания, касавшиеся индивидуальных возможностей и социальных преобразований. Оказалось, что ПК был не способен значительно повысить производительность, несмотря на гигантские инвестиции в информационные технологии. На предприятиях тратилось огромное количество времени на незапланированные просьбы о помощи, что заставляло знающих сотрудников становиться компьютерными гуру, чтобы помогать своим коллегам.

Первоначальное разочарование по поводу продуктивности электроники стало, таким образом, ярким проявлением ограниченности классического индивидуализма. Лишь с возникновением универсальных систем связи в 90-ых годах ХХ века, и, прежде всего, Интернета, ПК смог реализовать свой потенциал. Экономисты (особенно в Соединённых Штатах) неожиданно стали отмечать значительное увеличение производительности.

Новые формы деятельности – Интернет-аукционы, Интернет-энциклопедии, общение через Интернет (чаты) – позволили взаимодействию между индивидуумами принять более обширный характер. Взаимосвязанные ПК действительно создали ощущение живого социального рынка. Индивидуум получил возможность реализовать себя (как в старой модели девятнадцатого века), но только в том смысле, что он смог взаимодействовать с настолько большим количеством других людей, насколько это возможно. Скорее, именно данные взаимодействия, а не сам по себе индивидуум, стали цениться и привели в действие динамический процесс.

Потенциал оказался неимоверным, но и пугающим. Соединение компьютеров друг с другом породило опасения о потенциальных угрозах нового мира. Люди стали опасаться зловредных вирусов, которые могут заполонить мир и уничтожить информацию и программы за считанные часы. Существовало широко распространённое опасение того, что зависимость от компьютеров приведёт к катастрофе тысячелетия из-за того, что оборудование больниц, самолёты, электроэнергетическая система и средства связи внезапно перестанут функционировать, когда 1999 год перейдёт в 2000.

Данные проблемы требовали создания таких подходов к их решению, которые бы совершенно отличались от предыдущих технологических изменений. Правительственные постановления были не в состоянии справиться с данными проблемами, хотя они, конечно, были полезны при разработке законов, по которым хакеры-вредители стали привлекаться к криминальной ответственности. Не помогли бы и нововведения какой-либо отдельной компании. Требовалось создание подхода, основанного на широкой совместной работе: что-то похожее, скорее, на древнюю идею гражданской республики, чем на современные идеи централизованной власти или изолированных и автономных индивидуумов.

Некоторые обозреватели полагают, что из-за данной информационной взаимосвязи ПК сегодня, спустя четверть века, устарели. Существуют более специализированные способы применения информационных технологий и технологий обработки данных в «разумных» машинах и мобильных телефонах, определяющей характеристикой которых является способность взаимодействия друг с другом.

Fake news or real views Learn More

Но предположительная устарелость ПК на самом деле является свидетельством того, насколько основополагающим он стал в новом общественном устройстве. Нам надо восхвалять, рекламировать и пропагандировать новые изобретения только тогда, когда их успех ещё под вопросом, до того как они становятся широко признанными.

В восемнадцатом веке дешёвое и легко стирающееся нижнее бельё из хлопка совершило революцию в гигиене, но вскоре оно стало настолько распространённым, что хлопковая революция больше ни у кого не вызывала восхищения. ПК стал современным эквивалентом хлопка: он стал настолько привычным в нашей жизни, что, несмотря на то, что каждый год в мире продаётся около 200 миллионов ПК, теперь он просто вызывает электронную зевоту. Но подобно хлопковой революции, истинная значимость социальных и политических преобразований, к которым привело создание ПК, станет понятной лишь спустя гораздо большее количество времени.