15

Не время для торгового фундаментализма

КЕМБРИДЖ – “Одной из важнейших задач” нашей эры “является поддерживать открытую и расширяющуюся систему международной торговли”. К сожалению, “либеральные принципы” мировой торговой системы “находятся под нарастающей атакой”. “Протекционизм становится все более распространенным”. “Существует большая опасность того, что система сломается ... или что она рухнет в мрачном повторении 1930-х гг.”

Вам, было бы простительно думать, что эти строки взяты из одного недавнего признания о текущей негативной реакции против глобализации, вызвавшей беспокойство в бизнесе и финансовых СМИ. В действительности, они были написаны 35 лет назад, в 1981 году.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Затем, в развитых странах возникла проблема стагфляции. И это была Япония, а не Китай, которая была монстром торговли, преследовавшим - и захватывающим – глобальные рынки.  Соединенные Штаты и Европа ответили возведением торговых барьеров и введением “добровольных ограничений экспорта” (VERs) на японские автомобили и сталь. Разговор о надвигающемся “новом протекционизме” был широко распространен.

То, что произошло впоследствии, шло бы в разрез с подобным пессимизмом, относительно режима торговли. Вместо того, чтобы двигаться на юг, глобальная торговля взорвалась в 1990-х и 2000-х годах, что было обусловлено созданием Всемирной Торговой Организации, распространением двусторонних и региональных торговых и инвестиционных соглашений, а также подъемом Китая. Новая эра глобализации – в действительности нечто больше похожее на гипер-глобализацию – была запущена.

Если вдуматься, “новый протекционизм” 1980-х годов не был радикальным разрывом с прошлым. Как писал политолог Джон Рагги, это был больше случай поддержания режима, чем его нарушение. Импортные “гарантии” и VERs того времени были вынужденной мерой, но они были необходимым ответом на проблемы дистрибуции и регулирования, связанные с появлением новых торговых отношений.

Экономисты и торговые специалисты, в то время поднявшие ложную тревогу, были не правы. Если бы правительства слушали их советы, и не реагировали на мнение своего кабинета, то они, возможно, сделали бы только хуже. То, что для современников выглядело как пагубный протекционизм, на самом деле был способ выпустить пар, чтобы предотвратить чрезмерное скопление политического давления.

Являются ли наблюдатели такими же паникерами в отношении сегодняшней негативной реакции на глобализацию? В частности, Международный валютный фонд, недавно предупредил, что медленный рост и популизм может привести к вспышке протекционизма. По мнению главного экономиста МВФ, Мориса Обстфельда “Жизненно важно, защитить перспективы роста торговой интеграции”.

Вместе с тем, на данный момент, существуют несколько признаков того, что правительства решительно бегут от открытой экономики. Сайт globaltradealert.org поддерживает базу данных протекционистских мер и является частым источником претензий по способствованию протекционизму. Кликните на его интерактивную карту протекционистских мер, и вы увидите взрыв фейерверков – красные круги по всему земному шару. Это выглядит тревожно, пока вы не кликните на меры по либерализации и не откроете сопоставимое число зеленых кругов.

Разница на этот раз состоит в том, что популистские политические силы кажутся гораздо сильнее и ближе к победе на выборах – отчасти благодаря продвинутой стадии глобализации, достигнутой начиная с 1980-х годов. Совсем недавно, невозможно было бы себе представить выход Британии из Европейского союза или республиканского кандидата в президенты США, обещающего отказаться от выполнения торговых соглашений, построить стену против Мексиканских иммигрантов и наказывать компании, которые перемещаются в офшоры. Национальное государство, похоже, намерено вновь заявить о себе.

Но урок из 1980-х годов состоит в том, что некоторый обратный ход гипер-глобализации возможно не так уж и плох, до тех пор, пока он служит для поддержания достаточно открытой мировой экономики. Как я часто утверждал, нам необходимо улучшить баланс между национальной автономией и глобализацией. В частности, мы должны поставить требования либеральной демократии выше интересов международной торговли и инвестиций. Такое изменение баланса оставило бы достаточно места для открытой глобальной экономики; в действительности, это позволило бы ее создать и поддерживать.

То, что делает популиста, вроде Дональда Трампа, опасным, это не его специфические предложения в отношении торговли. Опасно то, что они не складываются в единое видение того, как США и открытая мировая экономика могут процветать бок о бок (разумеется, это также нативистская, нелиберальная платформа, за которую он агитирует и, которой, вероятнее всего, будет управлять).

Fake news or real views Learn More

Главной задачей, стоящей сегодня перед основными политическими партиями в странах с развитой экономикой, является разработка такого видения, которое наряду с посланием, перехватит успех популистов. Не следует просить эти правоцентристские и левоцентристские партии о спасении гипер-глобализации любой ценой.  Сторонники торговли должны быть поняты, если они принимают нетрадиционные политики для того, чтобы купить политическую поддержку.

Напротив, нам следует взглянуть, если их политикой движут стремление к справедливости и социальной интеграции, либо нативистские и расистские побуждения; хотят ли они, усилить или ослабить власть закона и демократического обсуждения; и пытаются ли они спасти открытую мировую экономику – пусть даже и различными основными правилами – а не подорвать ее.