1

Почему мы не можем победить полиомиелит?

БЕРН, ЛОНДОН, ЖЕНЕВА – В истории полиомиелита 24 октября 2016 года должно стать уникальным днём. Если всё пойдёт по плану, это будет последний ежегодный Всемирный день борьбы с полиомиелитом – затем эта болезнь будет полностью искоренена. Но сейчас не время для праздника или самоуспокоения. Мы знаем, как уничтожить полиомиелит, но мы ещё не довели до конца эту работу.

Посудите сами: в августе 2014 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила кризис Эболы в Западной Африке «Чрезвычайной медицинской ситуацией международного значения» (сокращённо PHEIC), а в марте 2016 года этот статус был снят. В мае 2014 года ВОЗ объявила, что международное распространение дикого полиовируса также является чрезвычайной ситуацией PHEIC, но этот статус не снят до сих пор. Можно только гадать, уделяют ли мировые лидеры этому факту серьёзное внимание.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

А должны бы. Сохранение чрезвычайной ситуации с полиомиелитом ставит под угрозу «Глобальную инициативу искоренения полиомиелита» (сокращённо GPEI), в которую с момента её запуска в 1988 году мир инвестировал уже $15 млрд, а кроме того, это угрожает глобальному здоровью в целом.

Прежде всего, поставленная GPEI задача прекратить инфекционную передачу полиовируса может быть не выполнена к назначенной дате. И, к сожалению, уже не в первый раз. Первоначальной датой был 2000 год. К тому моменту число случаев заболевания полиомиелитом снизилось более чем на 99% с 1988 года, когда было зарегистрировано примерно 350 000 таких случаев. Однако с тех пор сохраняется длинный и настойчивый «хвост» этой инфекции, главным образом в удалённых, бедных регионах и конфликтных зонах. Попытки справиться с этими затяжными случаями оказались очень трудоёмкими, и данная работа по-прежнему не завершена, несмотря на статус PHEIC.

Конечно, определённые успехи имеются, например, в Индии, которая была объявлена страной, свободной от полиомиелита, в 2014 году, а также в Нигерии, где случаи заражения прекратились в том же году. Но случается и регресс. В 2016 году в Нигерии были внезапно зарегистрированы два новых случаях у детей из региона, который был только что освобождён от контроля группировки боевиков «Боко Харам».

Две другие страны с эндемичным полиомиелитом – Афганистан и Пакистан – не выполнили задачу искоренения болезни к 2015 году, им пришлось продлить эту работу ещё на год; цена вопроса – $1,5 млрд. Для решения проблем, которые не позволили обеим странам соблюсти установленный график, потребуется деликатное, квалифицированное политическое управление. Среди этих проблем – внутренние конфликты, лишающие детей доступа к профессиональной медицинской помощи; оппозиция некоторых религиозных лидеров; общественное недоверие к национальным правительствам и международным инициативам.

Искоренение полиомиелита – это дорого, но бесконечная борьба с этой болезнью обойдётся дороже на десятки миллиардов долларов. Политикам следует напомнить, что мир, свободный от полиомиелита, станет глобальным общественным благом, что вариант искоренения болезни является экономически самым выгодным, и, наконец, что для обеспечения успеха проекта GPEI требуются устойчивое финансирование и политическая поддержка.

Не менее важно гарантировать, чтобы ценные активы и опыт, накопленные GPEI за это время, не были потеряны после исчезновения полиомиелита. К их числу относятся холодные цепочки, позволяющие сохранять вакцины при их транспортировке от заводов к пациентам; специальные «дни иммунизации» и достигнутые путём переговоров «дни тишины» в конфликтных зонах, когда можно проводить вакцинирование; обученные медицинские работники; системы медицинского наблюдения, лабораторных анализов и быстрого реагирования. Эти активы доказали свою ценность в борьбе и с другими болезнями: Нигерия смогла остановить распространение Эболы во время вспышки в Западной Африке благодаря своей эффективной системе отслеживания случаев полиомиелита.

Но реальность такова, что участвовавшие в программе государства смогут включить активы GPEI в свои системы здравоохранения, только получив финансовую, логистическую и политическую поддержку. Серьёзные усилия потребуются для передачи необходимых материалов туда, где в них больше всего нуждаются, а также для координации работы лабораторий и систем медицинского наблюдения. Такие шаги позволят не только повысить глобальную медицинскую безопасность и устойчивость при следующих вспышках инфекций; они помогут также достичь одной из Целей устойчивого развития ООН – всеобщий доступ к медицинским услугам.

В более широком смысле, уроки GPEI и других проектов по искоренению болезней не должны пройти даром. В 1980 году оспа стала первой болезнью человека, которую удалось успешно искоренить; до этого проводились безуспешные кампании против нематоды, фрамбезии, жёлтой лихорадки и малярии. При этом многие уроки, которые были уже известны к 1980-м годам, слишком долгое время игнорировались, например, – важность наблюдения за удалёнными резервациями инфекций; поддержка высокого уровня иммунизации во всех странах, с тем чтобы системы здравоохранения не оказывались перегружены.

Сложный комплекс политического интересов, мотивов и чаяний определяет, какие именно уроки мы берём у истории и какие новые цели в глобальном здравоохранении мы ставим для себя. Всемирный день борьбы с полиомиелитом является в этом смысле хорошим шансом заставить политиков подтвердить свои обязательства по искоренению полиомиелита и использовать уроки работы GPEI для улучшения здравоохранения во всех странах.

В борьбе с полиомиелитом мир в основном полагается на щедрость США, фондов Rotary International и Bill & Melinda Gates Foundation, а также европейских стран – Германии, Норвегии, Великобритании (с дополнительной политической поддержкой ряда других стран, в частности, Монако). Остальные европейские страны, а также Европейская комиссия, должны увеличить свой вклад в дело искоренения этой болезни.

Fake news or real views Learn More

В этом году страны G7 подтвердили свои обязательства по искоренению полиомиелита на саммите в Японии, однако на последовавшем затем саммите стран G20 в китайском Ханчжоу, где были представлены две трети населения мира, об этом ничего не говорилось, равно как и на последней встрече группы G77, объединяющей 134 развивающиеся страны.

Это не очень хорошо. После многолетних усилий сейчас уже ясно, что только твёрдое, последовательное, общемировое обязательство полностью искоренить полиомиелит позволит ликвидировать чрезвычайную ситуацию, вызванную этой болезнью.