15

Обама и вопрос о $400000

НЬЮ-ЙОРК – Телеканал Fox Business с ликованием сообщил, что бывший президент США Барак Обама получит $400 тысяч от инвестиционной фирмы с Уолл-стрит Cantor Fitzgerald за выступление на сентябрьской конференции, посвящённой вопросам здравоохранения. Среди тех, кто был крайне огорчён этой новостью, есть люди, которых я очень уважаю. Например, сенатор Элизабет Уоррен сказала, что «встревожена» решением Обамы, а сенатор Берни Сандерс назвал его «отвратительным». Однако я считаю, что у решения Обамы есть несколько оправданий.

Я встречался с Обамой дважды и оба раза был поражён его природной теплотой и тактом. Первая встреча состоялась 7 ноября 2010 года, когда Манмохан Сингх, занимавший тогда пост премьер-министра Индии, принимал Обаму в своей резиденции в Нью-Дели на торжественном обеде. В тот момент индийская экономика выделялась среди других стран тем, что сумела быстро восстановиться после финансового кризиса 2008 года. Когда Сингх представил меня в качестве главного экономического советника правительства Индии, Обама продемонстрировал свою находчивость. Он показал на министра финансов Тимоти Гайтнера и сказал мне: «Вы должны дать этому человеку несколько советов».

Наша вторая встреча состоялась в январе 2015 года за несколько недель до очередного официального визита Обамы в Индию. Советники Обамы пригласили меня в Белый дом, чтобы проинформировать президента о состоянии индийской экономики в рамках обсуждения индо-американских отношений, в котором участвовали всего три или четыре человека. Эта встреча стала одной из самых важных в моей жизни, потому что, как я полагаю, Обама прислушался к моему совету. И уже один этот факт позволяет мне предложить ему ещё один совет, раз уж он согласился на спорный гонорар за выступление.

Договорённость Обамы с Cantor Fitzgerald хорошо показывает то, насколько сильно изменился бизнес за последние десятилетия. В нынешнюю эпоху глобализации и информационной перегрузки каждый пытается привлечь к себе внимание. Необычный гамбургер в меню вашего ресторана не имеет никакой ценности, если люди о нём не знают. На фоне огромного количества производителей, которые соперничают за внимание потребителей, маркетинг и публичное внимание стали невероятно важны – и они дорого стоят.

То, что верно для гамбургеров, верно и для компаний, занимающихся консалтингом и финансовыми услугами. Бренды и коммуникации сейчас занимают намного более важное место в бизнес, чем в предыдущие эпохи. Если вы сумеет дать людям сигнал, что у вашей компании есть нечто особенное в современном цифровом, глобальном мире, вы сможет заработать больше прибыли.

Для компании Cantor Fitzgerald участие в её мероприятии нового бывшего президента США является как раз таким сигналом. Фирма заключила сделку с Обамой, фактически предложив ему долю в своем пироге, который вскоре должен вырасти. Если бы Обама попросил значительно более низкий гонорар, скажем, $50 тысяч, тогда он сумел бы избежать критики, но при этом подарил бы инвестиционной фирме с Уолл-стрит $350 тысяч.

Конечно, некоторые эксперты расценят появление Обамы на сентябрьской конференции просто как выражение поддержки Уолл-стрит. И это негативный фактор, который его должен беспокоить. Однако если бы Обама принял приглашение от Национальной стрелковой ассоциации, его решение все расценили бы не иначе как предательство. Уолл-стрит – это другое дело, это неотъемлемая часть новой мировой экономики, которую нельзя просто игнорировать. Ей нужна перестройка, причём с тщательно проработанными решениями.

Компании начали использовать бывших президентов для повышения известности своих брендов ещё в 1970-х годах. Данная практика привлекла особое внимание после того, как Рональд Рейган принял $2 млн от японской компании за два выступления. В условиях, когда стоимость производства товаров и услуг относительно снизилась, главными приоритетами стали маркетинг, реклама и заключение сделок. Это очевидно уже из того факта, что президенты компаний сегодня зарабатывают в 200 раз больше, чем средний работник в этих компаниях, хотя в 1950-х годах они зарабатывали лишь в 20 раз больше.

Конечно, радует тот факт, что некоторые люди, обогатившиеся благодаря существующей системе, стали соглашаться с идей необходимости изменений и даже начали их пропагандировать. По сути, они сталкиваются с тем же вопросом, который философ Бертран Рассел задал в своём полемическом эссе 1932 году, опубликованном в New York American: «Можно ли социалистам курить хорошие сигары?» (Кстати, ответ Рассела на этот вопрос – да).

Тем не менее, намного большему количеству людей следует, наконец, признать, что изменившаяся мировая экономика привела к значительному росту неравенства, которое, как и огромные объёмы выбросов углекислого газа, является «общественным злом». И им надо также признать, что задачу снижения неравенства, как и борьбу с изменением климата, нельзя доверять рынкам. Нам нужно более умное регулирование, более высокие налоги на богатых (то есть нечто прямо противоположное тому, что хочет сделать президент США Дональд Трамп), а также целевые ограничения доходов корпоративных боссов относительно доходов работников их компаний.

Наши трудности в целом не являются виной какого-то одного человека или даже группы людей. Однако разработка и реализация прогрессивной программы является сегодня вопросом коллективной ответственности. Мой ответ на заданный Расселом вопрос таков: в бедной стране идеалисты, борющиеся за равенство, должны попытаться не курить дорогие сигары; но если они безнадёжные курильщики, тогда им не следует отказываться от своего идеализма лишь потому, что они не могут отказаться от сигар.

Всё это относится и к Обаме. Ему следует продолжать критиковать Уолл-стрит и ту системную ловушку, в которую мы попали. Раз уж он согласился получить $400 тысяч, ему надо использовать их на борьбу с неравенством и продвижение прогрессивной повестки дня, с тем чтобы его преемники вообще не получали подобных предложений.