2

Ядерное оружие в зонах гражданской войны

ЛОС-АНДЖЕЛЕС – j Недавний неудавшийся военный переворот в Турции оставил после себя нестабильность, паранойю и жестокое преследование предполагаемых противников режима, в том числе многих журналистов. К счастью, он не закончился захватом силами мятежников нескольких единиц американского ядерного оружия, значительный арсенал которого хранится на авиабазе Инджирлик в Турции, с которой вылетел самолет мятежников. А что, если похожая ситуация повторится?

Девять ядерных держав мира утверждают, что причин для сильного беспокойства нет. Они утверждают, что сочетание физической защиты и, в большинстве случаев, электронных предохранителей (кодоблокировочных устройств, или КБУ) гарантируют безопасность их арсеналов, даже в случае если страны, где они хранятся или развернуты, будут охвачены насилием.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Роберт Перифуа, бывший старший инженер по вооружению в Сандийских национальных лабораториях (Sandia National Laboratories) не согласен с этим утверждением. Недавно, в интервью Los Angeles Times он сказал, что подобные предохранители – раннюю версию которых он помогал разрабатывать – способны лишь задержать попытки террористов воспользоваться захваченным ядерным оружием. «Либо вы охраняете его, либо вам следует ждать появления облака в виде гриба».

Заявление Перифуа вызвали справедливую обеспокоенность по поводу безопасности ядерного оружия, которое хранится в арсеналах на территории небезопасных регионов. Рассмотрим Пакистан, который обладает наиболее быстро растущим ядерным арсеналом в мире и страдает от неослабевающего джихадистского терроризма и сепаратистского насилия. Уже были зафиксированы случаи проведения атак на пакистанские военные объекты, на которых, согласно сообщениям, хранятся ядерные компоненты. Появление у страны нового мобильного «тактического ядерного оружия» ‑ которое будет еще проще похитить – обостряет текущие опасения.

Еще одним источником беспокойства является Северная Корея с ее неустойчивым и непостоянным режимом. Подозрительно относясь к военным, правительство Ким Чен Уна неоднократно проводило чистки среди старших офицеров, которые, несомненно, не забыли этого – когда-нибудь это может послужить причиной серьезных гражданских беспорядков. Добавление ядерного оружия в данный коктейль было бы крайне опасным. В то время как другие ядерные державы выглядят стабильными, страны вроде Китая и России, которые все больше полагаются на авторитаризм, могут столкнуться со специфическими рисками в случае ослабления политического единства.

Разумеется, в истории хватает примеров успешного обеспечения безопасности арсеналов во время беспорядков. Путч генералов во французском Алжире в 1961 году, который поставил под угрозу ядерное устройство на испытательном полигоне в Сахаре, не привел к возникновению каких-либо опасных инцидентов. В Китае правительство успешно справилось с защитой ядерных объектов, которые находились под угрозой захвата Революционной гвардией во время культурной революции. И ни попытка переворота против Михаила Горбачева, ни распад Советского Союза не привели к потере контроля над ядерным арсеналом страны.

Однако было бы поспешным предполагать, что эти прецеденты подразумевают неизменную безопасность ядерного оружия, особенно в нестабильных странах, таких как Пакистан и Северная Корея. Ядерные бомбы или материал находятся под угрозой оказаться в руках повстанцев, террористических групп или даже сверженных и отчаявшихся правительств. И в таком случае у международного сообщества есть несколько вариантов смягчения угрозы.

Внешние силы могут, например, начать целенаправленную атаку, наподобие той, которую проводил Израиль против предполагаемых строящихся реакторов на территории Сирии и Ирака. Эти удары не увенчались бы успехом, если бы Израиль не был в состоянии точно определить цели. Действительно, несмотря на то, что существование иракского завода в Осираке было достоянием общественности, обнаружение завода в Аль Кибару в Сирии являлось заслугой израильской разведки.

Проведение подобного удара по ядерным объектам Пакистана или Северной Кореи в период кризиса потребует аналогичного прорыва – и достичь его, возможно, будет не просто, учитывая значительные усилия по маскировке. Скрытное перемещение ядерных бомб или материалов на фоне волнений еще больше усложнило бы процесс наведения на цели.

Другой вариант – вторжение и оккупация – позволяют избежать проблем с выявлением ядерных объектов. Поражение нацистской Германии позволило союзникам найти и уничтожить зарождающуюся ядерную программу страны. Вторжение в Ирак в 2003 году предоставило Соединенным Штатам неограниченный доступ ко всем объектам, которые потенциально могли использоваться для хранения оружия массового уничтожения. Однако за это пришлось заплатить большую цену. Схожим образом, вторжение и оккупация Северной Кореи и Пакистана подвергла бы большие армии угрозам конвенционной войны, а также угрозе возможного использования этого оружия против захватчиков.

Третьим вариантом является ядерное сдерживание, которое опирается на ряд определенных мер. Во-первых, в целях предотвращения миграции ядерного оружия, все наземные, морские и воздушные пути из данной страны должны находиться под контролем, а национальная безопасность ближних и дальних соседей должна быть усилена. Несмотря на существование Инициативы по защите от распространения (PSI), целью которой является искоренение ядерной контрабанды во всем мире, Международное агентство по атомной энергии сообщает о продолжающемся незаконном обороте малых количеств ядерных материалов. Усиление мониторинга может привести к сокращению, но не устранению проблемы.

Сдерживание также требует того, чтобы защитники ядерных объектов были готовы рисковать своими жизнями, защищая ядерные объекты от террористов или повстанцев. И это также требует приведения в боевую готовность систем ПРО во всех приграничных государствах. Несмотря на то что Индия, Южная Корея и Япония продолжают модернизацию таких систем, ни одна система ПРО не является совершенной.

В период кризиса, когда факты о событиях на месте быстро меняются, а страх затуманивает рассудок, смягчение ядерной угрозы является непростой задачей. И хотя у заинтересованных правительств имеются секретные планы на такой случай, они показали неоднозначные результаты во время реагирования на недавние международные потрясения на Ближнем Востоке. Поэтому простое упование на то, что все пойдет по плану и командование и контроль над ядерными объектами будут сохранены, остается довольно азартной игрой.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Пришло время обсудить новые идеи, и Соединенные Штаты должны взять на себя ведущую роль, поскольку они по-прежнему являются мировым лидером в борьбе с распространением. Общественное обсуждение с участием исполнительной власти, Конгресса, аналитических центров, журналистов, специализирующихся на расследованиях, и ученых должно заложить основу для разработки новой политики. Мы не можем позволить себе стоять на грани катастрофы, не имея при этом продуманного и широко поддерживаемого плана.

Урок из Турции заключается не в том, что бомбы на авиабазе Инджирлик – не говоря уже о других ядерных вооружениях в нестабильных регионах – находятся в безопасности. Он, скорее, в том, что наше самое разрушительное оружие может быть поставлено под угрозу в одно мгновение. Это должно быть тревожным сигналом для нас всех.