Merkel refugees STR:AFP:Getty Images

Новая Германия Ангелы Меркель

БЕРЛИН – Несмотря на победу Христианско-демократического союза (ХДС) немецкого канцлера Ангелы Меркель на федеральных выборах в сентябре, эта победа не означает, что будущее страны является совершенно ясным. Результат, которого достигнет Меркель при формировании новой коалиции с партиями Свободных демократов и «Зелёных», не только определит траекторию экономического развития Германии на следующие четыре года, оно станет судьбоносным для процесса превращения страны в действительно открытое общество.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

В течение жизни менее чем одного поколения Германия, считавшаяся когда-то больным человеком Европы, превратилась в мировую экономическую державу. Истина, однако, в том, что нынешние экономические успехи Германии являются следствием не столько хорошей политики, сколько благоприятных внешних условий, причём особенно в Европе: именно они гарантировали сильный спрос на немецкий экспорт.

Да, конечно, воспользоваться этим внешним спросом Германия смогла благодаря важным внутриэкономическим реформам. Но они были проведены задолго до того, как Меркель пришла к власти; за 12 лет её правления количество значительных экономических реформ было минимальным. Например, внутренние частные инвестиции в стране остаются на слабом уровне, в том числе из-за излишне зарегулированного сектора услуг и избыточной бюрократической нагрузки.

Кроме того, пока немецкое правительство проповедовало соседним странам необходимость политики сокращения госрасходов, само оно занималось повышением социальных расходов на пенсии и пособия, при этом объём чистых государственных инвестиций стал отрицательным. Крайне нужная реформа налоговой системы, проведения которой когда-то требовал ХДС, так и не материализовалась. Наконец, несмотря на рост занятости при Меркель, создание новых рабочих мест не привело к сокращению сегмента низких зарплат на рынке труда.

Партии, которые вероятнее всего войдут в новое правительство – ХДС (и её братская партия из Баварии – Христианско-социальный союз), Зелёные и Свободные демократы, – сражаются сейчас за то, как лучше использовать крупный профицит бюджета Германии в интересах своих избирателей. Но какое бы решение они ни приняли, экономические показатели Германии, видимо, и дальше будут оставаться сильными, по крайней мере, в том, что касается внешней торговли и сбалансированности бюджета.

Реальным испытанием для так называемой «коалиции Ямайки» (получившей своё название из-за цветов входящих в неё партий) станет не экономика. Всё, чего Меркель не достигла в сфере экономической политики, она компенсировала, добившись социальных перемен. Именно под её руководством Германия превратилась в то открытое общество, которым она сегодня является. Впрочем, это общество одновременно становится и всё более расколотым.

На сегодня около 20% населения Германии (его численность равна 82 миллионам) имеют мигрантские корни, при этом почти пять миллионов граждан являются мусульманами. Подобный мультикультурализм приводит к изменению мировосприятия у всех немцев. Сегодня из пяти жителей страны четверо признают ислам и гомосексуализм элементами немецкого общества; а из четверых трое считают, что такими элементами являются также мигранты и беженцы. Кроме того, население Германии – одно из самых проевропейски настроенных на континенте.

Три последних правительства страны (все эти правительства возглавляла Меркель) активно способствовали данной трансформации. Критики называют Меркель первым социал-демократическим канцлером из консервативной партии, потому что она поддержала множество прогрессивных решений, проповедуя при этом стабильность и традиционные ценности. Наверное, её самым важным решением, которое едва не стоило ей канцлерства, но которое в итоге может стать её главным наследием, оказалось решение 2015 года принять – вопреки жестокой оппозиции многих членов её собственной партии – почти 1,5 млн беженцев и заняться их интеграцией в немецкое общество.

Немецкие правительства под руководством Меркель развивали систему раннего обучения для детей, усиливали защиту детских прав, одновременно добившись значительного прогресса на пути к гендерному равенству. Расширение гибкого доступа к рынку труда, увеличение числа образовательных заведений для маленьких детей, а также финансовые стимулы помогли повысить долю экономически активных женщин. Этот показатель превысил 70% и является одним их самых высоких в странах промышленно-развитого мира. Нынешнее немецкое правительство ввело 30%-ю квоту для женщин в советах директоров крупных компаний и утвердило закон о прозрачности зарплат, который призван снизить гендерный разрыв в оплате труда в стране, до сих пор являющийся чудовищным – 21%.

Меркель не была инициатором этих реформ, в том числе и потому, что ей надо было избегать отчуждения членов собственной партии, относившихся к этим реформам негативно, но она оказывала им молчаливую поддержку. Например, в этом году Меркель проголосовала против легализации гей-браков, которые многие в её партии не поддерживают, однако она спокойно согласилась с решением Бундестага, надеясь, что данное голосование будет способствовать, как она выразилась, не только «уважению к разным мнениям», но и повышению «социальной сплочённости и мира».

В конечном итоге, именно талант Меркель в наведении мостов при возникновении социальных и политических разногласий сделал возможным превращение Германии в открытое общество. И именно это, а не экономическая политика, в конечном итоге, наверное, и станет величайшим достижением её канцлерства. Из-за принятого Меркель в 2015 году решения о беженцах, Германия в каком-то смысле уже прошла точку невозврата на пути к открытости.

Тем не менее, страну ждут впереди огромные трудности. Помимо технических и социальных проблем, связанных с успешной интеграцией беженцев, нужно также повышать толерантность всех немцев к исламу и в целом к разнородности. Нужны дальнейшие перемены в семейной и гендерной политике, а также перестройка образовательной системы.

В условиях, когда в Германии продолжаются дебаты о том, что значит быть немцем, результаты переговоров о будущей коалиции определят, насколько эффективно новое правительство Меркель сможет справиться с данными вызовами. Если ему это удастся, Меркель войдёт в историю как архитектор нового немецкого общества.

http://prosyn.org/gNc4erF/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now