4

Зеленая политика «с низов»

БЛУМИНГТОН. Многое зависит от саммита Организации Объединенных Наций «Рио +20». Многие расценивают его как основной план для планеты Земля и хотят, чтобы все руководители стран были связаны одним международным соглашением, направленным на защиту нашей системы жизнеобеспечения и на предотвращение глобального гуманитарного кризиса.

Бездействие в Рио будет иметь катастрофические последствия, однако одно единственное международное соглашение было бы серьезной ошибкой. Мы не можем полагаться на единственную глобальную стратегию для решения проблем управления нашими общими ресурсами: океанами, лесами, атмосферой, водными путями, а также богатым разнообразием жизни, которые создают благоприятные условия для жизни, в том числе для процветания семи миллиардов человек.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Нам никогда раньше не приходилось сталкиваться с проблемами такого масштаба, с которыми сейчас сталкивается глобальное взаимосвязанное современное общество. Никто не знает наверняка, что будет работать, поэтому очень важно создать систему, которая способна развиваться и быстро адаптироваться.

Проводившиеся на протяжении десятилетий исследования показали, что разнообразные перекрывающиеся стратегии на городском, субнациональном, национальном и международном уровнях имеют больше шансов на успех, нежели одно всеобъемлющее соглашение. Такой эволюционный подход к стратегии обеспечивает создание важных сетей безопасности, способных выдержать одну или несколько политических неудач.

Хорошая новость заключается в том, что эволюционное стратегическое планирование уже органично применяется. В отсутствие эффективного национального и международного законодательства по снижению эмиссии парниковых газов, все большее число руководителей городов действует с целью обеспечения защиты своих граждан и экономики.

Это и не удивительно – и, на самом деле, это нужно поощрять.

Большинство крупных городов располагаются на побережьях морей и океанов, по берегам рек или лежат на уязвимых участках дельты, что ставит их на линию фронта повышения уровня моря и наводнений ближайших десятилетий. Адаптация необходима. Однако, поскольку на города приходится 70% мировых выбросов парниковых газов, их снижение является наилучшим выбором.

Когда дело доходит до борьбы с изменениями климата, Соединенные Штаты на федеральном уровне не выступают с какими-либо поручениями, явно требующими или хотя ��ы содействующими целям сокращения выбросов. Но, к маю прошлого года примерно в 30 штатах США были разработаны собственные планы действий в области климата, и более 900 городов США подписали соглашение США по защите климата.

Это «низовое» разнообразие в «зеленой политике» имеет экономический смысл. «Устойчиво развивающиеся города» привлекают творческих, образованных людей, которые хотят жить в экологически чистых, современных городских условиях, соответствующих их образу жизни. Именно здесь будет происходить будущий рост. Как и в случае с «апгрейдом» мобильного телефона, когда люди увидят преимущества, они откажутся от старой модели в мгновение ока.

Разумеется, настоящая приверженность устойчивому развитию идет дальше борьбы с загрязнением. Градостроители должны смотреть за пределы муниципальных границ и анализировать потоки ресурсов: энергии, пищи, воды и людей, поступающих в города и выходящих их них.

Если брать весь мир, то мы видим неоднородную совокупность городов, которые взаимодействуют с окружением таким образом, что это в дальнейшем может иметь далеко идущее влияние на то, как эволюционируют целые системы жизнеобеспечения Земли. Эти города учатся друг у друга, опираясь на хорошие идеи и отбрасывая худшие из них. Лос-Анжелесу потребовались десятилетия, чтобы наладить контроль над загрязнением, но другие города, такие как Пекин, быстро преобразуются, когда видят преимущества. В ближайшие десятилетия мы сможем увидеть появление глобальной системы взаимосвязанного устойчивого развития городов. В случае успеха все остальные захотят присоединиться.

По сути это правильный подход к управлению системными рисками и изменениями в сложных взаимосвязанных системах, а также для успешного управления общими ресурсами, хотя до сих пор он использовался только для сдерживания неумолимого роста глобальных выбросов парниковых газов.

Саммит «Рио +20» проводится в критический момент, и он, безусловно, важен. В течение прошедших 20 лет устойчивое развитие рассматривалось как идеал, к которому надо стремиться. Но первая Декларация «Состояние планеты», принятая на последней, собравшей огромное количество участников научной конференции «Планета под Давлением», ясно дала понять, что устойчивое развитие в настоящее время является предпосылкой для всего будущего развития. Устойчивость на местном и национальном уровнях должна быть добавлена к глобальной устойчивости. Эта идея должна стать основой национальной экономики и составлять структуру наших обществ.

Теперь цель должна заключатся во введении принципов устойчивого развития в ДНК нашего глобально взаимосвязанного общества. Время является природным ресурсом с кратчайшими запасами, поэтому саммит в Рио должен активизировать мир. Нам нужны универсальные цели устойчивого развития по таким вопросам, как энергетика, продовольственная безопасность, санитария, городское планирование, а также искоренение нищеты и сокращение неравенства в рамках планеты.

В качестве подхода к решению глобальных проблем, «Цели развития тысячелетия» ООН добились успеха там, где другие инициативы провалились. Хотя не все ЦРТ будут достигнуты к намеченному сроку 2015 года, мы многому сможем научиться из этого опыта.

Fake news or real views Learn More

Постановка целей может побороть инерцию, но все должны быть заинтересованы в их установлении: страны, государства, города, организации, компании и люди во всем мире. Успех будет зависеть от развития многих перекрывающихся стратегий для достижения поставленных целей.

У нас есть десятилетие для действий, до того как экономические издержки текущих жизнеспособных решений не станут слишком высокими. Если не принять мер, мы рискуем получить катастрофические и, возможно, необратимые изменения в нашей системе жизнеобеспечения. Наша главная цель должна заключаться в принятии планетарной ответственности за этот риск, а не в подвергании этой угрозе благосостояние будущих поколений.