16

Передышка или реформы в Европе?

МИЛАН – Первый тур выборов во Франции прошёл во многом так, как и ожидалось: центрист Эммануэль Макрон финишировал первым, получив 24% голосов. Он немного опередил Марин Ле Пен из крайне правого Национального фронта – у неё 21,3%. Если не произойдёт политического инцидента, как это случилось с предыдущим фаворитом выборов, консерватором Франсуа Фийоном, то Макрон, почти несомненно, выиграет во втором туре у Ле Пен 7 мая. Евросоюз, похоже, спасён – по крайней мере, пока что.

Проевропейски настроенный Макрон явно движется к Елисейскому дворцу (кандидаты от истаблишмента справа и слева, проигравшие ему в первом туре, уже объявили о поддержке его кандидатуры), поэтому острая угроза для ЕС и еврозоны, кажется, миновала. Но это не повод для успокоения. Если Европа не займётся устранением недостатков своей модели экономического роста и срочными реформами, тогда долгосрочные экзистенциальные угрозы для ЕС, несомненно, продолжат нарастать.

Как уже неоднократно отмечалось, на выборах во Франции, как и в других странах в течение последнего года, стал очевидным провал партий истеблишмента: республиканец Фийон пришёл третьим, получив около 20% голосов, а Бенуа Амон из Социалистической партии финишировал пятым – у него менее 6,5%. Тем временем, крайне левый евроскептик Жан-Люк Меланшон получил 19,5%. В целом, доля избирателей, которые предпочли кандидатов из нетрадиционных партий (Ле Пен, Макрон и Меланшон), достигает почти 65%.

В отличие от голосования за Брексит в Великобритании и за Дональда Трампа в США, где главной движущей силой выступал средний класс и избиратели среднего возраста, во Франции лидером движения против истеблишмента стала молодёжь. В возрастной категории 18-34 Меланшон (он, кстати, до сих пор отказывается поддержать Макрона во втором туре) получил примерно 27% голосов. Ле Пен оказалась вторым самым популярным кандидатом среди молодых избирателей, в первую очередь, наименее образованных.

Данная тенденция не является исключительно французской. В Италии, по данным последних опросов, «Движение пяти звёзд» (евроскептики, выступающее против истеблишмента) опережает левоцентристскую Демократическую партию, причём в значительной мере благодаря поддержке молодёжи. На референдуме в декабре прошлого года существенную долю голосов против конституционных реформ обеспечила молодёжь: по сути, это было протестное голосование против премьер-министра Маттео Ренци, который сделал одобрение этих реформ условием своего политического выживания.

Конечно, даже в условиях слабых или падающих экономических показателей у популистских партий есть максимальный предел поддержки, и этого уровня им может не хватить для получения мандата на управление государством. Однако тот факт, что партии и кандидаты, отвергающие статус-кво, набирают популярность, и особенно среди молодёжи, говорит о глубокой политической поляризации. Она ведёт к проблемам в управлении, которые превращаются в барьеры на пути реформ.

Однако именно реформы нужны для преодоления этих негативных тенденций, возникших из-за фундаментальных проблем с доминирующей сегодня моделью роста. Во Франции, Италии и Испании экономика растёт слишком медленно, уровень безработицы слишком высок, а уровень безработицы среди молодёжи ещё выше. Во Франции безработица среди молодёжи равна примерно 24% и снижается крайне медленно. Молодёжная безработица в Италии достигает 35%, а в Испании превышает 40%.

Во всех этих странах существует мощная система социального страхования. Но тех, кто уже вышел на рынок труда, она защищает в большей степени, чем тех, кто только готовится стать его участником. Реформ, которые проводились для упрощения выхода на рынок труда, оказалось недостаточно в условиях слабого роста экономики.

Если не проводить более глубокие реформы, демографическая арифметика позволяет сделать вывод о дальнейшем росте доли разочарованного и настроенного против истеблишмента населения (если, конечно, сегодняшняя молодёжь не сменит политическую окраску по мере взросления). Вопрос в том, приведёт ли эта тенденция к подлинному изменению статус-кво или же только к росту политической поляризации, ослабляющей эффективность власти.

Решение экономических проблем Европы представляется очевидным: нужна серия реформ, которые будут стимулировать переход к более энергичным и значительно более инклюзивным моделям роста. Хотя глобализация и технологии приводят к исчезновению рабочих мест, высоких темпов роста будет достаточно, чтобы в целом сохранить уровень занятости. Для этого нужны реформы и на национальном,  и на общеевропейском уровне.

Хотя у каждой страны ЕС есть свои специфические особенности, очевидны некоторые общие первоочередные реформы. В частности, всем странам надо снижать структурную жёсткость, которая мешает инвестициям и тормозит рост. Для повышения гибкости надо отделить систему социального страхования от конкретных рабочих мест, компаний и отраслей и перестроит её вокруг человека, семьи, доходов и человеческого капитала.

Остальная часть программы внутренних реформ является сложной, но у неё простая цель – повысить уровень инвестиций частного сектора. Сюда можно отнести реформу регулирования, антикоррупционные меры, а также государственные инвестиции, особенно в образование и научные исследования.

На общеевропейском уровне наиболее важным событием последнего времени стало ослабление евро относительно большинства остальных валют, и особенно доллара США, начавшееся в середине 2014 года. Это привело к значительному профициту в еврозоне и помогло частично восстановить конкурентоспособность в торгуемых секторах экономики Франции, Испании и Италии. Во всех трёх странах важной для занятости и баланса платежей отраслью является туризм, а туристические расходы, измеряемые в евро, возросли.

Да, ослабление евро способствовало росту профицита в Германии и странах северной Европы, где затраты на труд в единице продукции – с учётом производительности – ниже. В долгосрочной перспективе разницу в затратах на труд в единице продукции надо сокращать. Но на это требуется время, особенно в условиях низкой инфляции. А пока что слабый евро может помочь подстегнуть рост.

На уровне ЕС необходимо предпринимать действия и в сфере иммиграции, которая превратилась в крупную экономическую и политическую проблему. На фоне притока огромного количества беженцев с Ближнего Востока и из Африки (этот приток превышает возможности приёма беженцев во многих странах) Евросоюзу, возможно, следует модифицировать правила свободного передвижения людей на некоторый период времени.

Франция является самой важной страной в еврозоне после Германии. Если победа Макрона будет рассматриваться как шанс для проведения агрессивных реформ с целью повышения роста экономики и уровня занятости, тогда французские выборы станут важным поворотным пунктом для всей Европы. Если же, напротив, эта победа будет восприниматься как подтверждение статус-кво, тогда её итогом станет всего лишь короткая передышка для переживающего трудности ЕС.