21

Укрощение Трампа

НЬЮ-ЙОРК – После неожиданной победы Дональда Трампа на президентских выборах в США остаётся открытым один вопрос: будет ли он править, руководствуясь своим предвыборным радикальным популизмом, или же он предпочтёт более прагматичную, центристскую политику.

Если Трамп будет управлять в соответствии со своими предвыборными лозунгами, которые помогли ему избраться, то мы можем ожидать наступления паники на рынках США и всего мира, а также потенциально значительного ущерба для экономики. Однако есть веские основания полагать, что он будет руководить страной совсем иначе.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Радикальный популист Трамп выкинет в мусор Транс-Тихоокеанское партнёрство (ТТП), отменит Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), введёт высокие пошлины на импорт из Китая. Он построит обещанную стену на границе США с Мексикой; депортирует миллионы работников, не имеющих документов; ограничит выдачу рабочих виз H1B для квалифицированных работников, необходимых технологическому сектору; а также полностью аннулирует закон о доступной медицине (Obamacare), оставив миллионы людей без медицинской страховки.

В целом, радикальный Трамп серьёзно увеличит дефицит бюджета США. Он резко сократит налог на прибыль для корпораций и подоходный налог для богачей. И хотя он расширит налогооблагаемую базу, увеличит налог на процентные доходы менеджеров венчурных фондов (carried-interest), а также будет стимулировать возвращение в страну прибылей компаний, полученных ими за рубежом, тем не менее, его план не будет нейтральным для бюджетных доходов. Он увеличит военные и другие государственные расходы, в частности, на инфраструктуру, при этом его программа снижения налогов для богатых приведёт к тому, что доходы государства за десять лет сократятся на $9 трлн.

Радикальный Трамп резко изменит и нынешнюю монетарную политику, первым делом заменив председателя Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен на монетаристского ястреба, а затем заполнив текущие и будущие вакансии в совете ФРС примерно такого же рода кадрами. Кроме того, он отменит всё, что можно, в финансовых реформах Додда-Франка 2010 года, сократит субсидирование альтернативной энергетики, максимально ослабит Бюро финансовой защиты потребителей, экологическое регулирование и вообще любое регулирование, которое, по его мнению, вредно для крупного бизнеса.

Наконец, внешняя политика радикального Трампа приведёт к дестабилизации альянсов с союзниками Америки и к эскалации напряжения в отношениях с соперниками. Его склонность к протекционизму может вызвать глобальную торговую войну, а желание, чтобы союзники сами платили за свою оборону, – опасный процесс ядерного распространения, ослабляя при этом лидерство Америки на мировой сцене.

Однако в реальности намного более вероятно, что Трамп будет проводить прагматичную, центристскую политику. Начать с того, что Трамп является бизнесменом. Ему нравится «искусство заключения сделок», поэтому он по определению в большей степени прагматик, чем какой-то зашоренный идеолог. Его решение участвовать в выборах в качестве популиста было тактическим приёмом. Оно не означает, что он им действительно является.

Трамп является богатым магнатом недвижимости, и всю свою жизнь он провёл в окружении таких же богатых бизнесменов. Это ловкий маркетолог, который уловил политический дух времени, подыграв республиканцам из рабочего класса и «демократам Рейгана», некоторые из которых поддерживали во время праймериз Демократической партии сенатора от Вермонта Берни Сандерса. Это позволило ему выделиться среди множества традиционных политиков, которые выступают за бизнес, Уолл-стрит и глобализацию.

Вступив в должность, Трамп будет делать символические жесты в пользу своих сторонников, но при этом вернётся к традиционной экономической политике республиканцев, которую те поддерживают десятилетиями: меры на стороне рыночного предложения в пользу богатых (trickle-down economics). Выбранный Трампом на роль вице-президента Майк Пенс является политиком из республиканского истеблишмента, а экономическими советниками Трампа во время избирательной кампании были богатые бизнесмены, финансисты, девелоперы недвижимости, а также экономисты, выступающие за меры на стороне рыночного предложения (а не спроса). Более того, сообщается, что Трамп рассматривает республиканцев из традиционного истеблишмента в качестве кандидатов в свою администрацию, в том числе бывшего спикера Палаты представителей Ньюта Гингрича, сенатора из Теннесси Боба Коркера, сенатора из Алабамы Джесс Сешнс, бывшего топ-менеджера Goldman Sachs Стивена Мнучина (который также был советником Трампа во время выборов).

Традиционные республиканцы и лидеры бизнеса, которых Трамп, скорее всего, пригласит в администрацию, будут затем формировать его политику. Согласно принятому в исполнительной власти процессу принятия решений, министерства и ведомства определяют плюсы и минусы различных сценариев, а затем предоставляют президенту краткое меню опций, из которых он может выбирать. Учитывая неопытность Трампа, он будет полностью зависим от своих советников, как это было свойственно некоторым другим президентам – Рональду Рейгану и Джорджу Бушу-младшему.

К центристской политике Трампа будет подталкивать и Конгресс, с которым он будет вынужден работать для принятия любых законов. Спикер Палаты представителей Пол Райан и лидеры республиканцев в Сенате придерживаются более центристских взглядов, чем Трамп, в вопросах внешней торговли, миграции и дефицита бюджета. Кроме того, демократическое меньшинство в Сенате сможет заблокировать любые радикальные реформы, предлагаемые Трампом, особенно если они будут касаться самых острых вопросов американской политики – системы социального страхования и программы Medicare.

Трампа будут сдерживать также принципы разделения властных полномочий в американской политической системе, сравнительно независимые органы власти, например ФРС, а также свободная и активная пресса.

Однако главным тормозом на пути Трампа будут собственно рынки. Если он попытается проводить радикальную популистскую политику, их реакция будет быстрой и жёсткой: котировки акций рухнут, доллар упадёт, инвесторы побегут из гособлигаций США, цены на золото подскочат и так далее. Если же Трамп будет смешивать мягкие популистские меры с традиционной политикой содействия бизнесу, ему удастся избежать краха на рынках. Он уже выиграл выборы, поэтому у него теперь нет причин заниматься опасным популизмом.

Последствия президентства прагматичного Трампа будут намного более сдержанными, чем в радикальном сценарии. Прежде всего, он всё же зарубит ТТП, но так сделала бы и Хиллари Клинтон. Он заявлял, что аннулирует соглашение НАФТА, но более вероятно, что попытается лишь изменить его в качестве уступки американским «синим воротничкам». Наконец, даже если прагматичный Трамп захочет ограничить импорт из Китая, варианты его действий будут ограничены недавним решением Всемирной торговой организации, запретившей «целевые демпинговые» пошлины против китайских товаров. Другие кандидаты в президенты тоже часто ругают Китай во время предвыборной кампании, но, вступив в должность, они быстро понимают, что сотрудничество в их же собственных интересах.

Трамп, видимо, построит свою стену на мексиканской границе, несмотря на то, что сейчас через неё прибывает намного меньше новых иммигрантов, чем в прошлом. Но он вряд ли попытается депортировать 5-10 млн человек, а ограничится лишь теми нелегальными иммигрантами, которые совершили уголовные преступления. Впрочем, он всё же может ограничить выдачу виз высококвалифицированным работникам, что частично лишит технологический сектор нынешнего динамизма.

Fake news or real views Learn More

Прагматичный Трамп будет наращивать дефицит бюджета, хотя и в меньшей степени, чем в радикальном сценарии. К примеру, если он примет налоговый план, предлагаемый республиканцами в Конгрессе, тогда доходы бюджета США за 10 лет уменьшатся лишь на $2 трлн.

Политика администрации прагматичного Трамп будет, конечно, идеологически непоследовательной и умеренно вредной для экономики. Но она будет намного более приемлемой для инвесторов и для мира, чем та радикальная программа, которую он обещал своим избирателям.