Xi Jinping Xinhua News Agency/Getty Images

Чего хочет Си Цзиньпин?

ПЕКИН – Большинство западных СМИ охарактеризовали недавний 19-й Национальный съезд Коммунистической партии Китая (КПК) как чисто «силовую игру», в которой председатель Си Цзиньпин укрепил свои позиции. Но накопление политического капитала в этом случае является средством достижения цели. Для Си такой целью является плавная модернизация, закрепляющая власть КПК в долгосрочной перспективе и обеспечивающая ему место в истории как самому значительному лидеру современного Китая.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Си знает, что если он хочет, чтобы Китай по-прежнему процветал в быстро меняющемся мире, ему придется мастерски управлять крупными социальными и экономическими преобразованиями, в то же время, – что еще более важно, – улучшая государственное управление. А чтобы обеспечить выживание однопартийной системы Китая в долгосрочной перспективе, он должен реформировать государственные и партийные институты. Фактически политическая реформа для Си является необходимым условием экономических реформ. (И при этом он будет старательно избегать тех действий последнего советского президента Михаила Горбачева, которые считает ошибками).

Стремление Си к модернизации не проистекает, как многие на Западе ошибочно предполагают, из желания утвердить Китай в качестве сверхдержавы наравне с Соединенными Штатами; напротив, он рассматривает свою нынешнюю задачу и миссию как прежде всего внутреннюю. Его мотив – в том, что успех в этой области определит его историческое наследие. Именно это – его основная забота, а не то количество власти, которое есть у него сегодня. Предполагать иное – значит недооценивать Си и его политическую изобретательность.

Прочно утвердившись ныне как самый сильный лидер Китая со времен Дэн Сяопина, Си может сформировать свое наследие в соответствии с его собственным видением. Поскольку его предшественнику Ху Цзиньтао не хватало политического капитала для того, чтобы поступать аналогичным образом, Китай в течение десятилетия шел пассивным путем, проводя примирительную дипломатию (чем разгневал собственных граждан) и следуя консервативной экономической стратегии (включая приостановление необходимых реформ).

Однако не следует принимать укрепление полномочий Си за личную диктатуру. Его выбор членов Постоянного комитета Политбюро, верховной власти Китая, есть примирение с реальностью: а именно, что его власти есть предел. Настоящих его ставленников в составе комитета оказалась только половина.

Наследие, к которому стремится Си, состоит из трех ключевых компонентов. Во-первых, это смягчение растущей социальной напряженности. Помимо улучшения предоставления общественных благ, его пропаганда так называемой «Китайской мечты» о национальном оздоровлении была направлена отчасти на то, чтобы побудить людей стремиться к самореализации, выходящей за рамки материальных благ.

Во-вторых, Си хочет укрепить КПК не силовым путем, а реформами. В последние пять лет Си вел беспрецедентную кампанию по борьбе с коррупцией, в результате которой по всей стране лишились должностей около миллиона партийных чиновников, от бюрократов низкого ранга (которых называют «мухи») до деятелей самого высокого уровня («тигров»).

Такая широкомасштабная кампания, по мнению некоторых наблюдателей, не была замаскированной политической чисткой. Скорее дело в том, что Си знал: повсеместная коррупция подрывает легитимность КПК в глазах простых китайцев. Только заставив партийцев вести себя как положено, он мог восстановить доверие к партии.

Теперь Си готов ко второму действию по возрождению КПК: совершенствованию государственного управления. Он хорошо понимает, что расследование частных случаев не устранит глубинные причины широко распространенной коррупции. В капитальном ремонте нуждается вся система. По его словам, «Партия должна управлять собой».

Первым шагом является улучшение законодательной базы. В течение многих лет недостаточная подотчетность и прозрачность, а также отсутствие прозрачности при принятии решений препятствовали проведению реформ. Теперь Китаю нужны закрепленные в соответствующих институтах механизмы насаждения верховенства права среди должностных лиц КПК, – один из аспектов западных политических систем, которым восхищается Си Цзиньпин, – хотя до идеи о том, что судебная система может быть независимой от партии, еще очень далеко.

Но даже самая лучшая система не может работать, если для нее не хватает компетентного персонала – это ограничение подчеркивается стремлением Си к экономическим реформам в его первый срок на посту председателя. Вот почему он уделяет большое внимание взращиванию нового поколения высокообразованных, лояльных и, самое главное, неподкупных партийных лидеров. Ключевая задача здесь заключается в том, чтобы приостановить миграцию лучших талантов Китая в частный сектор.

Третий компонент наследия Си вместе с тем и самый важный – и он уже фактически гарантирован. На 19-м Национальном съезде делегаты КПК согласились добавить «Идеи Си Цзиньпина» к конституции партии, наряду с «Идеями Мао Цзэдуна» и «Теорией Дэн Сяопина».

Теперь, когда вышеназванная политическая идеология Си, предлагающая альтернативу либеральной демократии, является частью школы мысли, вокруг которой объединяется КПК, бросить вызов Си равносильно оспариванию самой системы убеждений партии. Короче говоря, Си Цзиньпин сделал себя практически неприкосновенным – его редкое политическое мастерство возвысило его до статуса светского божества.

Дело в том, что за Си, как лидера, говорит многое. Он хорошо образован и имеет опыт в международных делах. Он справился с серьезными проблемами и испытал на себе последствия политических и экономических ошибок. У него обширная сеть политических сторонников, благодаря не только его собственной ловкости, но и его семье: он сын друга Мао Цзэдуна. И теперь он оказался в политическом пантеоне Китая, рядом с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином.

Но Си не Мао, и он не будет управлять Китаем, как Мао. Вместо этого он будет учиться на ошибках Мао, чтобы суметь уверенно привести Китай на следующий исторический этап – и обеспечить сохранение наследия, которое он так ценит.

http://prosyn.org/crOJOJL/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now