2

Наш космический контекст

НЬЮ-ЙОРК – Мы всегда жили на меняющейся планете, но многие сегодняшние колебания климатического и экологического состояния происходят слишком уж часто, и их можно напрямую связать с нашим поведением. Замедление изменений – единственный рациональный образ действия, с учетом потенциальных последствий. Но нам нужно также тщательно изучить наши ответные меры, иначе мы рискуем вновь стать жертвами собственной близорукости. Как ни странно, поиск жизни во вселенной может радикально изменить картину.

Наша технологически развитая цивилизация – полная удивительных возможностей и вопиющих проблем – получила все это благодаря хитросплетениям космической и планетарной истории. Возьмем, к примеру, нефть, газ и уголь. Эти ископаемые содержат сложный комплекс соединений углерода, порожденных биологическими и геофизическими процессами, повиновавшимися глубинному ритму колебаний и эволюции, начало которому было положено задолго до нашей эпохи. Минералы и редкоземельные элементы, которые мы используем для построения хитроумных приборов, – расширяющих возможности нашего тела и разума, – также являются частью этого ритма, и они доступны нам лишь благодаря стечению множества обстоятельств, от происхождения планеты до тектоники плит земной коры и столкновений с астероидами.

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Путь человека как вида прочно связан с этой биогеохимической системой возрастом в четыре миллиарда лет, много раз основательно переделывавшей планетарную среду, от бактерий до планировки городов, от атмосферного кислорода до бумажных фабрик. В дополнение к нашим собственным генам, каждый из нас несет в себе гены десятков триллионов микробов-«пассажиров». Эти мельчайшие организмы скрывают в себе коды метаболических процессов, сохранившиеся в течение многих эпох – все тех же процессов, отвечающих за формирование мира. Это подходящий образец для успешного развития жизни где бы то ни было, даже при различии биохимических особенностей.

В нашей повседневной жизни мы обычно не обращаем внимания на этот экзистенциальный фон. Борьба за наше будущее, за предотвращение гуманитарных катастроф – войн, болезней, голода – оставляет мало возможностей для философствования о нашем месте на этой крупинке космической пыли. Но многие ученые, в том числе и я, чувствуют, что вселенная, возможно, вот-вот протянет руку и даст нам метафорическую пощечину.

В течение нескольких последних десятилетий современная отрасль науки под названием астробиология пыталась установить, есть ли все это – жизнь, смерть и эволюция – где-то еще в космосе. Люди задавались этим вопросом давно, но не хватало фактов – экспериментальных данных.

В настоящее же время астрономы открыли очень много планет вокруг других звезд. Цифры показывают, что 15-20% звезд, подобных Солнцу, имеют планеты, близкие по размеру к Земле и обращающиеся вокруг своих «звездных прародителей» на таких расстояниях, что температуры на их поверхности могут оказаться умеренными. Мы пока еще не нашли такой мир в непосредственной близости от нас, но с точки зрения статистики он должен обнаружиться примерно в пределах 15 световых лет от Солнечной системы – по меркам космоса, рукой подать. Очень велики шансы на то, что мы найдем его и подобные ему планеты в течение ближайших десяти лет и будем искать признаки инопланетной биосферы, ориентируясь на состав атмосферы или климатические условия этих планет.

В Солнечной системе вездеход NASA «Curiosity» обнаружил в грязевых окаменелостях на дне древнего марсианского озера признаки органического углерода. На Европе, ледяном спутнике Юпитера, были замечены выбросы воды в пространство из скрытого океана, вмещающего, возможно, вдвое больше воды, чем все океаны Земли, вместе взятые. Счастливое стечение обстоятельств предоставляет нам доступ к глубинному царству, в котором, быть может, есть жизнь. Нам нужно лишь отправиться туда и, фигурально выражаясь, вдохнуть эти соленые брызги.

Даже если в подобных местах не будет найдено ничего, это все равно важно, поскольку новые данные дадут основания для прогнозов, сужая круг планет или лун, на которых возможна жизнь. Природа располагает важнейшими экспериментальными данными, которые нам нужны, чтобы окончательно поместить Землю в контекст, среди «зоопарка» прочих миров: просыпающихся после ледникового периода, спускающихся в парниковый ад, молодых миров, старых миров, пустынных миров и, может быть, миров, изобилующих жизнью. А это означает, что мы получим новые данные для принятия решений о том, как обходиться с планетой.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Иными словами, космическое разнообразие может помочь нам разгадать загадки сложных земных систем и историй, частью которых мы являемся. Это не развлечение от нечего делать. Напротив, это может стать ключом к преодолению нашего научного невежества. Мы можем предугадать общие последствия глобального потепления в следующие несколько десятилетий, но детали остаются труднопредсказуемыми, как и удаленное будущее. Биологические сети меняются, химические равновесия тоже, виды вымирают, одни экосистемы разрушаются, другие появляются. Космический контекст очень поможет во всем этом разобраться.

Многим людям трудно переварить саму мысль о том, чтобы тратить время и ресурсы на подобные внеземные поиски. Но если мы хотим, чтобы наш вид выжил в отдаленном будущем, нам нужно принимать значимые решения правильно. Пора всерьез подумать о долгосрочной перспективе – ведь близорукий подход мы уже пробовали, и он не сработал.