Treasury Secretary Steven Mnuchin Bill Clark/Getty Images

Не играйте с банкротством банков

КЕМБРИДЖ (США) – В ноябре министерство финансов США, как ожидается, решит, надо ли ему пытаться заменить утверждённый в 2010 году законом Додда-Франка процесс санации рухнувших мегабанков регулятором на исключительно судебный механизм. Такая замена стала бы ошибкой, потенциально способной привести к кризису.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Да, введение более чёткого процесса банкротства способно снизить уровень децибелов при падении банка, а судьи, занимающиеся банкротствами, являются экспертами в  серьёзных вопросах реструктуризации. Но есть критически важные факторы, которые нельзя игнорировать. Реструктуризация мегабанка требует предварительного планирования; знания сильных и слабых сторон этого банка; понимания, как правильно выбрать время для банкротства в условиях волатильности в экономике; и, наконец, способности координировать работу с иностранными регуляторами.

Суды не могут выполнить все эти задачи в одиночестве, особенно за то время, которое предлагаемый законопроект им представляет: 48 часов – суббота плюс воскресенье. Не имея возможности планировать заранее, суды займутся процессом реструктуризации, не будучи знакомы с ситуацией в банке. Кроме того, суды не способны справиться с кризисом в масштабе всей экономики, который может начаться, если несколько мегабанков рухнут одновременно. И они не могут координировать свою работу с иностранными регуляторами.

Иными словами, для завершения необходимой реструктуризации потребуется участие регуляторов, в том числе предварительное планирование, советы и координация. Но предлагаемый проект не просто не учитывает этот вклад регуляторов: он, по сути, отрезает их от данного процесса.

Например, в законопроекте регуляторам запрещается инициировать банкротство мегабанков, оставляя этот вопрос на усмотрение менеджеров самого банка. В нефинансовом секторе несостоятельные компании часто слишком долго тянут, прежде чем объявить о банкротстве, поэтому в ситуацию могут вмешаться кредиторы, оказывая давление и потенциально даже принуждая неплатежеспособную фирму к банкротству. У банковских регуляторов есть инструменты, чтобы оказывать на банки аналогичное давление, но самым эффективным из них является право инициировать банкротство тогда, когда это лучше всего отвечает интересам всей экономики.

Если забрать у них этот инструмент, последствия могут быть крайне негативными. У руководства банка, как и у руководства тонущей промышленной компании, есть причины следовать тактике «молись и медли» в надежде, что некий новый поворот событий их спасёт. Но если в ходе такого затягивания падающий мегабанк останется без ликвидности, тогда возрастёт риск, что его банкротство начнёт развиваться хаотично (как это произошло с банком Lehman Brothers в 2008 году), а вместе с ним возрастёт и потенциальная угроза распространения хаоса на реальную экономику.

Есть простой факт: государственные регуляторы могут делать то, что суды не могут. Суды не имеют персонала и необходимых знаний, чтобы составить план восстановления в национальных масштабах. Кроме того, они не могут кредитовать шатающийся банк, которому не хватает ликвидности, до тех пор, пока тот не встанет на ноги. А правительство может этим заниматься – и оно может гарантировать, что либо банк выплатит данные кредиты (получив хороший залог), либо их погасит финансовый сектор в целом (как установлено и требуется законом Додда-Франка).

Когда суды управляют нефинансовыми банкротствами, они полагаются на частных кредиторов, которые должны срочно предоставить ликвидность. Но во время финансового кризиса ослабевшие банки не способны заниматься кредитованием, а значит, роль кредитора последней инстанции должно играть правительство. Для того чтобы хорошо играть эту роль, правительство должно быть активным участником процесса банкротства и иметь возможность при необходимости в него вмешиваться.

Нынешний законопроект, уже одобренный Палатой представителей США, имеет и ряд других важных недостатков. Начать с того, что американские мегабанки оперируют во всём мире и, как правило, имеют значительное присутствие в Лондоне и других финансовых центрах. Если кредиторы и вкладчики зарубежного филиала неплатёжеспособного американского мегабанка заберут деньги, которые они там держат, или если иностранный регулятор закроет этот филиал, тогда американский банк окажется в беззащитном положении. Между тем, суды не могут договариваться о взаимопонимании с иностранными регуляторами. Американские регуляторы могут, но только при условии, что у них есть возможность контролировать график банкротства и другие аспекты этого процесса.

Нет, конечно, билль о банкротстве, о котором идёт речь, полезен. Но он неполноценный. Он не позволит проводить крупные, масштабные банкротства, в рамках которых убыточные операции закрываются по решению суда, а прибыльные операции продаются, при этом все долги на балансе компании реструктурируются. Вместо этого, нынешний законопроект предполагает ограниченную реструктуризацию выходного дня, требуя при этом составления точной структуры задолженности на годы вперёд. Банк будет закрыт в пятницу вечером, освобождён от накопившихся, удушающих долгов за выходные, а затем открыт в понедельник утром, при этом (в оптимистическом сценарии) финансовая помощь государства ему не потребуется.

Если такие пожарные процессы банкротства окажутся успешными, они будут полезны. Но эта схема ещё ни разу не проходила проверку жизнью. Для того чтобы иметь хоть малейший шанс открыться в понедельник утром, банк-банкрот должен заранее структурировать миллиарды долларов своей долгосрочной задолженности так, чтобы суд по делам о банкротствах могут ликвидировать их за выходные.

Между тем, судьи, занимающиеся делами о банкротствах, не будут заранее знакомы с долговой ситуацией в банке. Им понадобиться не один уикэнд, чтобы решить, можно ли эти долги правильным образом списать. Со своей стороны, государственные регуляторы могут сделать это заранее. Однако, согласно нынешнему законопроекту, официальные инструменты, позволяющие им это делать, будут резко ограничены.

Когда банкротство срабатывает, оно становится хорошим способом для неплатёжеспособной компании провести реструктуризацию или сократиться в размерах. Но если рухнувший мегабанк окажется неспособен открыться в понедельник утром, тогда всей финансовой системе понадобится поддержка. В рамках предлагаемого закона отсутствие поддержки со стороны регулятора может привести (при условии, что реструктуризация за выходные не удалась) к глобальному, хаотичному свободному падению, такому же, какой последовал за банкротством банка Lehman Brothers в 2008 году.

Поддержание финансовой стабильности во время кризиса является слишком важной задачей, чтобы мы возлагали все наши надежды на такой узкий вариант банкротства. Суды могут помочь, особенно, когда они выработают рутинную процедуру для реструктуризации банков, как это произошло с реструктуризацией авиакомпаний. Но мы должны с осторожностью опираться на суды в делах, которыми их никогда не просили заниматься раньше.

Палата представителей уже стремительно проголосовала за замену системы реструктуризации под управлением регулятора на более слабый судебный механизм. Будем надеяться, что в итоге возобладают более мудрые головы в министерстве финансов.

Письмо в Конгресс с аналогичными выводами было подписано 120 специалистами с экспертизой в области банкротств, банковского регулирования, финансов или во всех трёх областях сразу.

http://prosyn.org/pKXQc1H/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now