A church official holds an AR-15 rifle Spencer Platt/Getty Images

Нация кольта

НЬЮ-ЙОРК – Выступление в защиту права граждан Соединенных Штатов покупать полуавтоматические винтовки или скрытно носить огнестрельное оружие сродни отрицанию ответственности человека за изменение климата. Рациональные аргументы во внимание не принимаются. Независимо от того, сколько застрелено школьников или какие научные данные приводятся при доказательстве воздействия на климат выбросов углекислого газа, люди не меняют убеждения, определяющие их природу.

Из этого следует, что чем больше либералы из Нью-Йорка, Сан-Франциско или даже Хьюстона будут агитировать за введение контроля над продажей оружия гражданским лицам, тем сильнее будут сопротивляться сторонники права на личное владение огнестрельным оружием. Они часто делают это со рвением верующих, которые считают, что был оскорблен их Бог.

Отличительные черты общества, конечно, имеют историю своего возникновения. Вторая поправка к Конституции США, которая гарантирует право на хранение и ношение оружия, была принята в 1791 году, когда граждане, восставшие против британской монархии, считали, что им нужно защитить себя для борьбы с угнетающим их государством. Толкование этой поправки было проверено на практике, но первоначальная идея заключалась именно в том, что вступающие в ополчение граждане должны приходить со своим оружием.

Для многих американцев, особенно в сельских районах и в южных штатах, это коллективное право стало считаться правом, данным Богом. Демагоги добились больших успехов в противопоставлении таких людей элите из прибрежных районов и городской элите, которые якобы хотят лишить их этого права. Страх, эксплуатируемый демагогами, коренится не только в общем увлечении охотой или в необходимости самообороны. Речь идет о том, кем люди считают себя сами. Заберите у них право на владение оружием, и они почувствуют себя униженными в культурном и социальном плане.

Но если это сущность идентичности многих американцев, то она указывает на странное противоречие в их национальной самооценке. Вторая поправка, конечно, является юридической концепцией. В определенной степени это касается и самих США. Как страна иммигрантов, США не основаны на общем происхождении или культуре. Это государство основано на законах – только так люди разных культур могут быть сплочены вместе в едином обществе.

Неудивительно, что в США так много юристов и американцы чаще решают споры в суде, чем, скажем, японцы, которые больше полагаются на обычаи и традиции. Если можно так сказать, у США есть гражданская религия, и Конституция является ее Священным Писанием. Именно так консерваторы относятся к основополагающим законам, включая вторую поправку к Конституции США.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Однако вместе с тем многие американцы дорожат своими национальными мифами, в своем роде не менее основополагающими, которые находятся в прямой оппозиции к идее нации законов. В классических вестернах истинный американский герой – это бывалый меткий стрелок, человек вне закона, который знает истину и отличает добро от зла своим нутром. Это мужественный и свободолюбивый бродяга, который скачет в сторону заката на своей верной лошади с винтовкой за плечами. Джон Уэйн появляется, чтобы спасти граждан от плохих парней в черном, чьи гнусные деяния уничтожают свободу на американском пограничье.

Но кто эти злодеи в черном? Это банкиры, юристы, бизнесмены и строители железной дороги, часто представляющие интересы могущественных людей в крупных городах на Восточном побережье. Безусловно, они нанимают своих плохих парней в черном, но эти парни приходят из мира контрактов, договоров и большого правительства.

Сюжет большинства вестернов – это полная сельская идиллия, где человек обрел идеальную автономию, которой угрожает государство, управляемое рукотворными законами. Единственные законы, которые уважает герой вестерна, – это те, которые установлены Богом и его собственной совестью. И ему обязательно нужен пистолет, чтобы защитить эти законы.

Проблема с этим американским мифом заключается в том, что эта сельская идиллия совершенной индивидуальной свободы, такого состояния природы, каким оно было, не может быть сохранена в высокоорганизованном государстве банков, судов, бизнес-корпораций и законодательных органов. Вторая поправка – это добавка к мифу, выдаваемому в виде факта, что он тоже якобы закодирован как закон.

Рональд Рейган понимал мифическую тоску многих американцев лучше, чем большинство президентов, возможно, потому, что он сам играл в нескольких вестернах. Когда он лихо заявил, что «правительство не является решением нашей проблемы, правительство – это наша проблема», он говорил как меткий бродяга из вестерна, хотя и выступал официально в качестве нового президента США.

Дональд Трамп последовал примеру Рейгана, причем в гораздо более грубом и воинственном тоне. В сущности, он действительно своего рода человек вне закона, без всякого понятия о нормах вежливости в правительстве. Во многом Трамп сумел совместить манеру поведения сорвиголовы с интересами людей, одетых в черное, – корпоративных лидеров, банкиров и их политических представителей в Вашингтоне.

Трамп – это жулик из Нью-Йорка, который может использовать страхи любителей оружия из так называемого библейского пояса. И в условиях, когда США расколоты эскалацией культурной войны за свою национальную идентичность, Трамп обладает сверхъестественной способностью олицетворять худшие аспекты обеих сторон такого раскола: беззаконие бродяг вестерна и хищнические инстинкты городского жулья.

Чтобы изжить эти опасные трещины, которые разрывают американское общество, США должны найти президента, который сможет преодолеть этот культурный раскол. Но увы, они умудрились выбрать на эту должность человека, менее всего подходящего для выполнения такой задачи.

http://prosyn.org/dOpBq97/ru;

Handpicked to read next