US President Donald Trump and Chinese President Xi Jinping shake hands JIM WATSON/AFP/Getty Images

Мир согласно Трампу и Си

НЬЮ-ДЕЛИ – Ведущая мировая демократия, Соединенные Штаты, все больше и больше напоминает самую крупную и старую действующую автократию в мире, Китай. Стремясь к агрессивной односторонней политике, попирающей общий глобальный консенсус, Президент Дональд Трамп фактически оправдывает давний отказ своего китайского коллеги Си Цзиньпина от международного права, усугубляя уже существующие серьезные риски для мирового порядка, основанного на правилах.

Китай агрессивно преследует свои территориальные претензии в Южно-Китайском море – в том числе, путем милитаризации спорных районов и продвижения своих границ в глубь международных вод – несмотря на международное арбитражное решение, которое лишает его этого права. Более того, страна политизировала трансграничные речные воды и использует торговлю как инструмент геоэкономического принуждения в отношении стран, которые отказываются придерживаться ее линии.

США часто осуждали эти действия. Но под управлением Трампа эти осуждения утратили доверие, не только потому что они чередуются с высокой оценкой Си, которого Трамп назвал “потрясающим” и “великим джентльменом”. Фактически, поведение Трампа усилило чувство американского лицемерия, воодушевляя Китай на дальнейший территориальный и морской ревизионизм в Индо-Тихоокеанском регионе.

Безусловно, США давно преследуют одностороннюю внешнюю политику, примером которой является вторжение Джорджа Буша в 2003 году в Ирак и свержение Бараком Обамой в 2011 году режима Муаммара эль-Каддафи в Ливии. Хотя Трамп (пока еще) не свергнул режим, он применил настойчивый унилатерализм намного шире, путем проведения комплексных посягательств на международный порядок.

Практически сразу после вступления в Белый дом Трамп вывел США из Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП), амбициозного торгового и инвестиционного соглашения 12 стран, заключенного Обамой. Вскоре после этого, Трамп отклонил Парижское соглашение по климату, цель которого состоит в сохранении глобальной температуры “значительно ниже” 2°C над значениями доиндустриального уровня, что сделало США единственной страной, которая не участвует в этой инициативе.

Совсем недавно Трамп перенес американское посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, несмотря на широкий международный консенсус относительно определения оспариваемого статуса города в контексте более широких переговоров по урегулированию Израильско-Палестинского конфликта. Вместе с открытием посольства, палестинские жители сектора Газа усилили свои протесты, требуя, чтобы палестинским беженцам было позволено вернуться туда, что сейчас является Израилем, спровоцировав убийства израильскими солдатами не менее 62 демонстрантов и нанесение ранений более 1500 человек у пограничных заграждений в Газе.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Трамп несет немалую долю ответственности за эти жертвы, не говоря уже об уничтожении традиционной роли Америки как посредника Израильско-Палестинского конфликта. То же самое произойдет и в случае любого конфликта и нестабильности, которые возникнут в результате выхода Трампа из ядерной сделки с Ираном от 2015 года, несмотря на полное соблюдение Ираном ее условий.

Посягательства Трампа на порядок, основанный на правилах, распространяется также - и угрожающе - на торговлю. В то время как Трамп закрыл глаза на Китай, отложив свои обещания о введении пошлин на китайский импорт в США, он попытался принудить и пристыдить союзников США, таких как Япония, Индия и Южная Корея, несмотря на то, что их совокупный торговый профицит с США – $95,6 миллиардов в 2017 году – составляет около четверти Китайского.

Трамп заставил Южную Корею принять новую торговую сделку и пытался оказать давление на индийскую индустрию информационных технологий - которая производит продукции на сумму $150 миллиардов в год – путем введения жесткой визовой политики. Что касается Японии, то в прошлом месяце Трамп принудил несговорчивого Премьер-министра Японии Синдзо Абэ принять новую торговую структуру, которую США рассматривают в качестве предшественника переговоров по двустороннему соглашению о свободной торговле.

Япония предпочла бы, чтобы США присоединились к возглавляемому в настоящее время Японией ТТП, которое обеспечило бы более широкую либерализацию торговли и более равные возможности, чем двусторонняя сделка, которую США попытаются склонить в свою сторону. Но Трамп – который также отказался отменить на постоянной основе тарифы его администрации на сталь и алюминий для Японии, Европейского Союза и Канады - не обращает внимания на предпочтения своих союзников.

Абэ, со своей стороны, “терпел повторяющиеся сюрпризы и пощечины” со стороны Трампа. И он в этом не одинок. Как недавно заявил президент Европейского совета Дональд Туск, “с такими друзьями, как [Трамп], и враги не нужны”.

 Торговая тактика Трампа, направленная на то, чтобы остановить относительный экономический спад Америки, отражает тот же мускульный меркантилизм, который использовал Китай для того, чтобы стать богатым и могущественным. Теперь, обе страны не только активно подрывают систему торговли, основанную на правилах; они, похоже, доказывают, что, до тех пор, пока страна достаточно сильна, она может безнаказанно нарушать общие правила и нормы. Создается ощущение, что в сегодняшнем мире, сила уважает только силу.

Эту динамику можно рассмотреть в том, каким образом Трамп и Си отвечают на унилатерализм друг друга. Когда США развернули свой противоракетный комплекс THAAD в Южной Корее, Китай использовал свои экономические рычаги возмездия против Южной Кореи, но не против Америки.

Аналогичным образом, после того, как Трамп подписал Taiwan Travel Act, который приветствует официальные визиты между США и островом, Китай инсценировал военные игры против Тайваня и подкупил Доминиканскую Республику, чтобы та разорвала дипломатические отношения с правительством Тайваня. Однако США не испытали никаких последствий со стороны Китая.

Что касается Трампа, в то время как он подтолкнул Китай к изменению своей торговой политики, он передал Си пропуск в Южно-Китайское море, сделав лишь символические шаги - такие как свобода судоходства – против китайского экспансионизма. Он также промолчал в марте, когда китайские военные угрозами вынудили Вьетнам остановить бурение нефтяных скважин в пределах своей исключительной экономической зоны. И он также решил сохранить нейтралитет прошлым летом, когда дорожно-строительные работы Китая на спорном плато Доклам привели к военной конфронтации с Индией.

Стратегия Трампа “Америка превыше всего” и “Китайская мечта” Си, основаны на общих точках соприкосновения: две величайшие державы мира имеют полную свободу действовать в своих интересах. Таким образом, мировой порядок G2, который они создают, едва ли является порядком. Это ловушка, в которой страны вынуждены выбирать между непредсказуемым и транзакционным управлением Трампа, и амбициозным и хищным Китаем.

http://prosyn.org/5cm1le7/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.