3

Большая стратегия для Дональда Трампа?

ТОКИО – Как и любые человеческие отношения, международные отношения – экономические или политические – представляют собой комбинацию сотрудничества и конкуренции. «Сотрудничество» приносит пользу всем участникам: это может быть сохранение мира во всём мире или повышение темпов роста экономики и увеличение процветания благодаря свободной торговле. «Конкуренция» же создаёт серьёзные угрозы, начиная с экономических барьеров и заканчивая войнами и уничтожением окружающей среды. Почему же страны не сотрудничают более активно?

Ответ отчасти сводится к так называемой дилемме заключённого. Страны могут предположить, что, предав своих партнёров, они добьются более выгодной «сделки» для себя. Испытывая искушение обмануть, они могут начать беспокоиться (или даже начать подозревать), что партнёры, у которых те же самые искушения, их предают. В результате, возрастает искушение предать своих партнёров первым.

Теория игр даёт нам математические модели, описывающие конфликты и сотрудничество между рационально действующими игроками, но обычно она не предлагает какой-то желательной стратегии преодоления этой дилеммы, не говоря уже об оптимальной стратегии решения реальных конфликтов. Однако, возможно, Роберт Аксельрод из Университета Мичигана помог изменить ситуацию.

Аксельрод провёл конкурс с участием крупных учёных, занятых теорией игр, и политологов, чтобы найти самую эффективную стратегию в повторяющейся игре «Дилемма заключённого». Победителем, то есть стратегией, результатом которой с наибольшей вероятностью становится сотрудничество, стала стратегия «зуб за зуб» (TFT) Анатолия Рапопорта.

В соответствии с подходом TFT, двусторонняя игра должна начинаться с сотрудничества: если другой игрок ведёт себе в духе сотрудничества, то и вы должны себя вести так же. Только если другой игрок меняет своё поведение и отказывается от сотрудничества, вы должны начать делать то же самое.

Конечно, пока другой игрок сотрудничает, у вас может появиться искушение обмануть его, чтобы увеличить свой доход, а потенциально даже сорвать большой куш. Но, согласно стратегии TFT, другой игрок начнёт отвечать тем же, что приведёт к убыткам, которые – сразу или со временем – нивелируют любой ваш выигрыш.

Предлагая начинать с сотрудничества и наказывать игрока за отказ от него, стратегия TFT стимулирует позитивное и взаимовыгодное поведение. Вопрос в том, может ли эта стратегия сработать в реальном мире. Президент США вышел на ринг международных отношений с настроем отчасти уклоняться от сотрудничества, и, возможно, сейчас пришло время это выяснить.

Международное сообщество уже давно работает над развитием свободной торговли. Это работа в духе сотрудничества. Любая попытка Трампа выполнить своё предвыборное обещание и ввести торговые барьеры, запретительные пошлины и пограничные налоги, тем самым, будет означать отказ США от сотрудничества. В этом случае будет вполне понятно, и даже правильно, если, в соответствии с подходом TFT, торговые партнёры Америки ответят тем же. Трамп сосредоточился на балансе в двусторонних торговых отношениях, что выдаёт отсутствие у него понимания принципов работы международной торговли: многосторонние подходы работают лучше, чем двусторонние, поскольку они с меньшей вероятностью ставят одну страну в зависимость от другой. Но при таком подходе Трампа двусторонняя стратегия TFT становится проще в реализации.

История учит нас, насколько легко отказ от сотрудничества в международной торговле может ударить рикошетом. В 1930 году США приняли закон Смута-Хоули, поднявший импортные пошлины более чем на 20 тысяч товаров. Через три года американский импорт упал на 66%, а экспорт – на 61%. Остальной мир тоже пострадал: с 1929 по 1934 годы объёмы мировой торговли сократились на две трети.

К счастью, Трамп отступил от своих наиболее агрессивных идей в сфере торговли. В первую очередь, он не просто не объявил Китай валютным манипулятором «в первый день» работы свой администрации, как обещал перед выборами, но и вообще полностью снял это обвинение, спросив, почему он должен это делать, если Китай помогает США в решении других проблем (например, северокорейской ядерной угрозы).

Есть и другие хорошие новости: Трамп, видимо, сам следует стратегии TFT, поскольку собирается наказать тех, кто отклоняется от сотрудничества, в том числе две самые враждебные страны – Северную Корею и Исламское государство. Он позволил военному руководству США действовать на своё усмотрение, что привело к применению самой мощной неядерной бомбы Америки, сброшенной на сеть подземных тоннелей в Афганистане. Что же касается Северной Кореи, то Трамп приказал ударной группе с авианосцем ВМФ США направиться к побережью Корейского полуострова и объявил о намерении сотрудничать с Китаем с целью наказать режим Ким Чен Ына.

Интуитивное использование теории игр Трампом является, конечно, рискованным, потому что он ведёт опасную игру с участниками, которые демонстрируют нулевой интерес к сотрудничеству. И азиатские страны следят за развитием этих событий, затаив дыхание. Именно поэтому так важно при выполнении стратегии TFT быть точным и хорошо информированным.

И здесь у администрации Трампа, похоже, не всё получается. Когда Трамп объявил, что американский авианосец «Карл Винсон» направляется к Корейскому полуострову, тот на самом деле принимал участие в совместных учениях с ВМФ Австралии в Индийском океане и находился на расстоянии 3500 миль от Кореи. Такая ошибка никак не помогла вселить уверенность в Южную Корею и Японию.

Копирование агрессивного поведения стран, уклоняющихся от сотрудничества, никогда не принесёт мира. Но его может принести утверждение сотрудничества в качестве единственной реальной опции для тех, кто от него отказывается. Добиться этого, не ставя никого под угрозу, можно, если ещё сильней сузить разрыв между воображением Трампа и реальностью.