BRENDAN SMIALOWSKI/AFP/Getty Images

Великая стратегия Трампа

БЕРЛИН – Неспособность Президента США Дональда Трампа к стратегическому мышлению подрывает давние связи, полностью нарушает глобальный порядок и ускоряет спад глобального влияния его страны – по крайней мере, к этому все больше склоняется общественное мнение. Но эта оценка не столь очевидна, как утверждают ее сторонники – прежде всего политические противники и критики из основных СМИ США.

Относительный спад Америки являлся актуальной темой задолго до того, как Трамп занял свой пост. Процесс начался, когда Соединенные Штаты, вдохновленные своим выходом из Холодной Войны в качестве единственной сверхдержавы в мире, начали значительно расширяться, за счет увеличения своего военного присутствия и наращивания своих глобальных экономических обязательств и обязательств в области безопасности.

Американский “имперский охват” был впервые выявлен во время правления Президента Рональда Рейгана, который контролировал лихорадочное расширение военных расходов. Это достигло критического уровня при Президенте Джордже Буше, со вторжением и последующей оккупацией Соединенными Штатами Ирака в 2003 году – переломный момент, который нанес непоправимый ущерб международному статусу Америки.

Во время правления Президента Барака Обамы, Китай быстро расширил свое глобальное влияние, в том числе путем насильственного изменения статус-кво в Южно-Китайском море (без какого-либо международного недовольства). На тот момент стало очевидно: эпоха гегемонии США завершилась.

Дело не только в том, что Трампа нельзя винить в относительном упадке Америки; он фактически может его остановить. Каким бы непредсказуемым ни был Трамп, некоторые из его ключевых внешнеполитических шагов предполагают, что его администрация проводит грандиозную стратегию, направленную на возрождение американской глобальной державы.

Во-первых, администрация Трампа, похоже, стремится обратить вспять имперский охват Америки, в том числе, посредством недопущения вмешательства в далекие войны и требуя от союзников справедливой выплаты их доли за оборону. Дело в том, что многие члены НАТО не выполняют своих обязательств по расходам, фактически оставляя американских налогоплательщиков субсидировать их безопасность.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Эти идеи не новы. Даже до того, как Трамп решил баллотироваться на пост президента, эксперты утверждали, что США необходимо проводить политику сокращения, путем существенного ограничения своих международных обязательств и переноса большей части своей военной нагрузки на своих союзников. Но до Трампа, который считает, что управление страной подобно управлению бизнесом, у США не было лидера, который был бы готов пойти по этому пути, даже если это подрывает ценности, которые долгое время лежали в основе внешней политики США.

Сосредоточение Трампа на сдерживании Китая – который директор ФБР Кристофер Врай недавно назвал гораздо более серьезной проблемой, чем Россия, даже в области шпионажа – отлично вписывается в эту стратегию. Последующие Президенты США, от Ричарда Никсона до Обамы, помогли экономическому росту Китая. Однако Трамп рассматривает Китай не как экономического партнера Америки, а как “экономического врага” и даже “главного стратегического соперника” Америки, как недавно заявил официальный рупор China Daily.

В целом, пошлины Трампа направлены на то, чтобы вернуть США контроль над своими экономическими отношениями, путем сдерживания своих раздутых торговых дефицитов, как с друзьями, так и противниками, и возвращения экономической активности (и сопровождающие её рабочие места) домой. Но не секрет, что, прежде всего, пошлины Трампа нацелены на Китай – страну, которая давно нарушает правила международной торговли и занимается хищнической практикой.

Вместе с тем, Трамп также принимает меры для того, чтобы Китай не догнал США в области технологий. В частности, его администрация стремится сорвать китайскую программу “Сделано в Китае 2025”, план, представленный китайским правительством в 2015 году для обеспечения глобального господства в более десяти стратегических высокотехнологичных отраслях: от робототехники до автомобилей с альтернативной энергией.

Дипломатическая деятельность Трампа, похоже, направлена на продвижение этого более масштабного стратегического видения обратить вспять относительный спад Америки. Он пытался умаслить автократических лидеров, от Ким Чен Юна из Северной Кореи до российского Владимира Путина, – подход, который получил свою долю критики. Но комплименты Трампа не привели к преклонению.

Например, несмотря на все споры о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года, фактом остается то, что после вступления Трампа в должность, США выслали российских дипломатов, закрыли Российское консульство и ввели против России три раунда санкций. На сегодняшний день, его администрация угрожает применить экстерриториальные санкции, чтобы воспрепятствовать другим странам совершать “значительные” оборонные сделки с Россией, ведущим экспортером оружия.

Ни одному иностранному лидеру Трамп не льстил больше, чем Президенту Китая Си Цзиньпину, которого он назвал “потрясающим” и “великим джентльменом”. Но опять же, когда Си отказался подчиниться требованиям Трампа, президент США, не колеблясь нанес ответный удар, “используя китайскую тактику”, включая резкое изменение переговорных позиций и непредвиденную эскалацию торговых трений.

Даже прямое сближение Трампа с Северной Кореей в обход Китая подрывает его позицию. Трамп прав говоря, что преобразование отношений между США и Северной Кореей имеет большее значение, чем обеспечение полной денуклеаризации. Если он сможет кооптировать Северную Корею, единственного официального военного союзника Китая, северо-восточная азиатская геополитика будет перестроена, и одинокий рост Китая станет более очевидным, чем когда-либо.

Методы Трампа создают множество проблем. Его брутальный, театральный и непредсказуемый стиль переговоров, вкупе с его пренебрежением к международным нормам, подобным Китаю, дестабилизируют международные отношения. Внутренние проблемы, такие как политическая поляризация и законодательный тупик – которые Трамп активно усугубил – также ослабили руку Америки на международном уровне.

Но нет никаких сомнений в том, что силовой подход Трампа “Америка Прежде всего” – который включает один из самых значительных военных сборов со времен Второй мировой войны – отражает стратегическое видение, которое сфокусировано исключительно на обеспечении того, чтобы в обозримом будущем США оставались более могущественными, чем любой соперник.

Возможно, более важно то, что транзакционный подход к международным отношениям, на который опирается стратегия Трампа, скорее всего сохранится после того, как он покинет свой пост. Как друзья, так и враги должны привыкнуть к более эгоистичной Америке, делающей все, что в ее силах, чтобы предотвратить ее стремительный спад, чего бы это ни стоило.

http://prosyn.org/HHEMrwk/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.