Vladimir Putin, Donald Trump and Xi Jinping Mikhail Metzel\TASS via Getty Images

Фактор Трампа и внешняя политика США

БЕРЛИН – В первый год президентства Дональда Трампа, ущерб, нанесенный внешней политикой его администрации, оказался значительно меньше, чем все опасались.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Несмотря на свою громкую риторику и твиты, прозвавшие Северокорейского диктатора Ким Чен-уна “маленьким ракетчиком”, новый Президент США не начал никаких войн, будь то на Корейском полуострове или в Южно-Китайском море. Также, не было никакого конфликта с Тайванем, после того, как Трамп поставил под сомнение давнюю Американскую политику “одного Китая”.

В действительности, вместо того, чтобы столкнуться с Китаем, Трамп, похоже, установил тесные личные отношения с Президентом Китая Си Цзиньпином. Китайские лидеры не могли поверить в свою удачу, когда одним из первых официальных шагов Трампа стал выход Соединенных Штатов из Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП), которое должно было бы исключить Китай и укрепило бы правила западной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Казалось, что Трамп хотел снова сделать великим Китай, а не Америку.

Более того, Трамп не начал торговую войну, путем установления высоких тарифов на импорт со стороны крупных торговых партнеров США, таких как Китай, Германия и Япония. Несмотря на его отказ пересмотреть ядерную сделку с Ираном, она остается в силе. А долгосрочные последствия его одностороннего решения признать Иерусалим как столицу Израиля еще предстоит увидеть.

Надежды Трампа на более тесное сотрудничество с Россией за счет американских союзников также не оправдались, и официальная позиция США в украинском конфликте не изменилась. Безусловно, это во многом связано с решением Президента России Владимира Путина вмешаться в 2016 году в президентские выборы в США, что не позволило Трампу переориентировать американскую политику по России, не вызвав при этом внутриполитическую бурю.

Подобным образом, несмотря на то, что Трамп считал его “устаревшим”, НАТО фактически набрал силу и легитимность в течение прошлого года, благодаря наращиванию военной мощи со стороны России и продолжающейся войне в Восточной Украине. Несомненно, европейцам придется больше заботиться о своей собственной защите, чем в прошлом. Но и под президентством Хилари Клинтон, ничего бы не изменилось, (хотя послание было бы сформулировано в более дружественных выражениях).

В общей сложности, “взрослые в военной форме” из Белого дома – министр обороны Джеймс Маттис, советник по национальной безопасности Х. Р. Макмастер и глава штаба Джон Келли – обеспечили преемственность во внешней политике США. И то же самое, похоже, относится к экономике и торговой политике.

Означает ли это, что мир может с облегчением вздохнуть? Конечно же нет. Над внешней политикой США продолжает нависать большой вопросительный знак, в виде самого Трампа. Совершенно непонятно, чего хочет президент, что он на самом деле знает, и что его советники ему говорят или нет. Последовательная внешняя политика не может противостоять сменам настроения Трампа и спонтанным решениям.

Что еще хуже, сокращение администрации Госдепартамента США ослабило институциональную базу по осуществлению официальной внешней политики до почти критически уровня. А недавно опубликованная Стратегия национальной безопасности Белого дома не более обнадеживающая. В отличии от официальной позиции Америки с 11 сентября 2001 года, теперь в качестве главной угрозы национальной безопасности и миру во всем мире, США будут рассматривать свое глобальное соперничество с Китаем и Россией, а не терроризм негосударственных субъектов.

Итак, оглядываясь на 2017 год, создается впечатление, что, хотя внешняя политика США в целом осталась без изменений, она также стала совершенно непредсказуемой. Таким образом, 2018 год, вероятно, станет годом существенно возросших рисков, особенно учитывая напряженность в Персидском заливе и Ливане, войну в Сирии, гегемонистскую борьбу между Саудовской Аравией и Ираном и ядерное балансирование на грани войны на Корейском полуострове.

На Корейском полуострове и в Персидском заливе, главная цель должна заключаться в предотвращении ядерного вооружения диктатур, которое угрожает региональной стабильности и преобладающему балансу сил. По мнению экспертов, нельзя сбрасывать со счетов риск военной конфронтации с Северной Кореей или Ираном.

В случае Северной Кореи, которая эффективно работает над межконтинентальной баллистической ракетой, способной достичь континентальной части США, такой конфликт мог бы даже повлечь за собой использование ядерного оружия. Ничто в этой ситуации не вызывает оптимизма, особенно сейчас, когда США возглавляет президент, которому мало кто может доверять, и чья политика должна быть выведена из путаницы его твитов.

Фактически, фактор Трампа мог бы стать самым важным источником неопределенности в международной политике в этом году. США, по-прежнему, являются главной державой в мире, и они играют незаменимую роль в сохранении глобальных норм. Если политику Америки трудно предсказать, и если поведение Трампа подрывает надежность правительства США, международный порядок станет уязвимым перед огромными потрясениями.

По мере приближения США к своим среднесрочным выборам в ноябре, будет важно решить, как внутренние политические события могут повлиять на внешнюю политику страны. Если республиканцы потеряют свое большинство в одной или обеих палатах Конгресса, и если Роберт Мюллер, Специальный советник в российском расследовании, представит свои выводы примерно в то же время, тогда Трамп почувствует, что его власть резко подрывается.

Таким образом, критический вопрос на 2018 год состоит в том, что сделает Трамп, если он окажется под угрозой на национальном уровне, в то же время, когда начнется внешнеполитический кризис. Смогут ли «взрослые в комнате» справиться со своими обязанностями? Не нужно быть пророком, чтобы рассматривать предстоящие месяцы со значительным скептицизмом и беспокойством.

http://prosyn.org/feJUBnC/ru;

Handpicked to read next