THIERRY ROGE/AFP/Getty Images

Европа сама за себя

БЕРЛИН – Дональд Трамп стал первым американским президентом, который полагает, будто управляемый США мировой порядок противоречит интересам Америки. Хотя нынешний миропорядок явно выгоден США, Трамп убеждён, что он гораздо больше выгоден Китаю. Испугавшись подъёма Китая в качества нового полюса глобальной силы, Трамп приступил к реализации проекта креативного разрушения с целью сломать старый порядок и создать новый, более благоприятный для США.

Трамп хочет добиться этой цели, развивая отношения с другими странами на двусторонней основе: в этом случае он всегда может вести переговоры с позиции силы. Трамп демонстрирует явное презрение к традиционным американским союзникам, обвиняя их в нахлебничестве, а также в том, что встали на пути его разрушительных усилий. Кроме того, он не выносит многосторонние организации, усиливающие позиции более маленьких и слабых государства в их отношениях с США.

Руководствуясь стратегией «Америка прежде всего», Трамп использует президентскую власть для подрыва институтов, подобных Всемирной торговой организации, и для вывода США из многосторонних соглашений, например, Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТТП), Иранского ядерного соглашения и Парижского климатического соглашения. Поскольку Трамп затевает новые ссоры с большой скоростью, другие страны с трудом поспевают за ним, не говоря уже о том, чтобы сформировать против него эффективные альянсы.

В последние недели Трамп плотно занялся Евросоюзом. Как отметил недавно Иван Крастев из Института гуманитарных наук, ЕС оказался на пороге вероятного превращения в «защитника статус-кво, которого уже больше не существует». Я преданный сторонник идей атлантизма и мультилатерализма, и мне больно признавать, что он прав. Для Европы настало время переформулировать свои интересы и разработать новую стратегию их защиты.

Прежде всего, европейцы должны начать думать самостоятельно, а не следовать за внешнеполитическим истеблишментом США. Евросоюз совершенно явно заинтересован в сохранении опирающегося на правила миропорядка, который Трамп надеется разрушить, а в отношении Ближнего Востока (особенно Турции) и даже России интересы ЕС всё сильнее расходятся с интересами США. Европейцы, конечно, должны пытаться работать вместе с США при каждой возможности, но не в тех случаях, когда это означает подавление их собственных интересов.

Европейцы должны также начать инвестировать в военную и экономическую автономность, но не для разрыва с США, а для страховки на случай отказа Америки от выполнения своих обязательств. К счастью, в европейских столицах уже ведутся здоровые дебаты о повышении национальных оборонных расходов до 2% ВВП. Кроме того, программа «Постоянного структурированного сотрудничества» ЕС (PESCO) и предложенная президентом Франции Эммануэлем Макроном новая «Инициатива европейских сил быстрого реагирования» (EI2) стали шагами в правильном направлении. Вопрос теперь в том, можно ли расширить сферу действия французских «force de frappe» (военных и ядерных ударных сил), чтобы они стали убедительным фактором сдерживания, защищающим остальные страны ЕС.

Subscribe now

Long reads, book reviews, exclusive interviews, full access to the Big Picture, unlimited archive access, and our annual Year Ahead magazine.

Learn More

На экономическом фронте Европа оказалась перед дилеммой, сравнивая вес своих принципов и бизнес-интересов. Бывший министр иностранных дел Бельгии Марк Эйскенс однажды назвал Европу «экономическим гигантом, политическим карликом и военным червяком». Но теперь Европе грозит превращение ещё и в экономического карлика. Тот факт, что США способны угрожать вторичными санкциями против европейских компаний за бизнес с Ираном, вызывает серьёзную обеспокоенность. Хотя ЕС защищает международное право, он остаётся заложником тирании долларовой системы.

В перспективе ЕС понадобится более сильный рычаг в отношениях с другими великими державами – Китаем и США. Если Трамп хочет сделать трансатлантические отношения больше ориентированными на заключение сделок, тогда Евросоюзу нужно быть готовым торговаться по различных политическим вопросам для заключения этих сделок. Взять, например, недавний запрос министерства обороны США к Великобритании отправить больше войск в Афганистан. Если бы ЕС использовал более решительные подходы, он бы отказался от отправки любых подкреплений, пока США не откажутся от своих угроз ввести вторичные санкции против европейских компаний.

Кроме того, Европе нужно разрабатывать стратегию политических отношений с другими странами. «Большая семёрка» считалась своеобразным центром управления Запада, но на недавнем саммите в Квебеке его, похоже, замкнуло. Поведение Трампа оказалось настолько шокирующим, что некоторые высокопоставленные европейские официальные лица теперь задумались, а не следует ли союзникам США сформировать независимый альянс третьей силы, чтобы не погибнуть между скалами восходящего Китая и нисходящей Америки. В мире, который всё больше ориентируется на заключение сделок, новая «Большая шестёрка» могла бы стать защитником системы, основанной на правилах.

Впрочем, можно лишь гадать, способен ли ЕС создать единый фронт. Евросоюз раскалывается на различные политические группировки, и поэтому другим державам становится легче проводить стратегию «разделяй и властвуй». Эту стратегию уже давно применяет Россия, а теперь её берут на вооружение Китай и США. Например, в 2016 году южные и восточные страны ЕС, зависимые от китайских инвестиций, сумели полностью выхолостить совместное заявление ЕС по поводу территориальных претензий Китая в Южно-Китайском море.

Трамп регулярно обращается к восточным и южным странам ЕС с целью посеять внутри Евросоюза раздоры. Например, сообщается, что чиновники Госдепартамента США намекнули Румынии, что Америка не будут давить на неё за нарушение принципов верховенства закона, если эта страна нарушит монолитную позицию ЕС и перенесёт в Иерусалим своё посольство в Израиле. На фоне уже и так напряжённых отношений США с ЕС, администрация Трампа будет всё чаще поддаваться искушению применять подобную тактику.

Непонятно, как должен на это реагировать Евросоюз. Он может повысить цену за нарушение единой внешней политики для стран, которые это делают, или же он может увеличить инвестиции в безопасность, чтобы даже страны на периферии почувствовали, чтобы они могут что-то потерять, ослабляя сплочённость ЕС. Либо же ЕС сам может заключать сделки со своими странами-членами, например, мягче относиться к их внутриполитическим делам в обмен на внешнеполитическое сотрудничество.

Каким бы ни было решение, ЕС срочно нужно определяться с новым курсом. Вместо непрерывного удивления и возмущения оскорбительными выходками Трампа, европейцы обязаны разработать собственную внешнюю политику, с помощью которой можно будет противостоять его поведению.

http://prosyn.org/MQ3VupH/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.