31

Пиррова победа Терезы Мэй

ЛОНДОН – Британские выборы, назначенные Премьер-Министром Терезой Мэй на 8 июня, изменят перспективы британской политики и ее отношений с Европой, но не обязательно в том смысле, как это представляется значительно увеличившемуся большинству сторонников Консервативной Партии Мэй. Поражение тактики выжженной земли, которую Консервативные Евроскептики надеются навязать Британским интернационалистическим и прогрессивным силам, было символизировано заголовком Daily Mail в предвыборном объявлении Мэй: “Сокрушить саботажников”. Но громкая июньская победа в конечном итоге может привести к еще более ошеломляющему развороту, подобного надменному маршу Наполеона на Москву, после того, как он уничтожил всю оппозицию в Западной Европе.

Проевропейские прогрессивные силы Британии все еще могли бы вырвать победу из лап поражения по трем соответствующим причинам.

Во-первых, переносом срока Британских выборов, Мэй фактически продлила срок выхода Великобритании из Евросоюза с 2019 на 2022 год. Досрочные выборы неизбежно ведут к тому, что Великобритания формально покинет ЕС в марте 2019 года, потому что Мэй больше не столкнется даже с теоретической возможностью оппозиции в парламенте. Но это, также позволит Британии принять длительный переходный период, после даты выхода в 2019 году, чтобы предприятия и административные системы могли приспособиться к каким-либо условиям, согласованным к тому времени.

Британские бизнес-лобби, а также правительственные чиновники, ответственные за внедрение, делают все возможное, чтобы этот переходный период длился как можно дольше. Вместе с тем, ЕС настаивал на том, что в течение переходного периода должны продолжаться все текущие обязательства членства в ЕС, включая бюджетные взносы, свободное передвижение рабочей силы и применение судебных решений ЕС.

Пока не были назначены выборы, казалось практически невозможным согласовать потребность делового сообщества в длительном переходном периоде с настойчивостью Консервативных Евроскептиков о полном и немедленном разрыве с ЕС. Сокрушительная победа на выборах даст Мэй необходимые полномочия для ведения переговоров о долговременном переходе, несмотря на возражения экстремистов, выступающих против ЕС, и убедит более умеренных Евроскептиков, что с гарантированным Брекситом точный срок выполнения различных обязательств ЕС не столь важен.

В результате, несмотря на то, что Великобритания официально перестанет быть членом ЕС к марту 2019 года, очень мало что изменится в экономике или в образе жизни Британии до следующих всеобщих выборов в 2022 году. В этом смысле, решение Мэй созвать досрочные выборы является поражением для экстремальных Евроскептиков, которые в противном случае могли бы заставить ее окончательно порвать с Европой, к марту 2019 года.

Это относится ко второй причине, по которой неизбежный триумф Британских Евроскептиков может закончиться пирровой победой. В то время как досрочные выборы приведут к задержке экономических изменений, это значительно ускорит трансформацию Британской политики.

Главная оппозиционная Лейбористская партия Великобритании с 2015 года переживает смертельную агонию, но могла бы продержаться в своем нынешнем состоянии зомби до тех пор, пока не будут назначены всеобщие выборы. Поскольку следующие выборы ожидались в 2020 году, не исключено, что за эти три года некоторые непредвиденные события могли бы позволить Лейбористам возродиться. Предстоящей предвыборной кампанией, Мэй, также привела к дезинтеграции Лейбористов, и практически свела на нет возможность их возрождения.

Когда Лейбористская Партия рухнет, после своего поражения в июне, реорганизация прогрессивной Британской политики станет практически бесспорной. Эта реорганизация, объединяющая разочарованных политиков Лейбористов и избирателей с Либерал- демократами, Зелеными и, возможно, Шотландскими и Валлийскими националистами, вполне может привести к оппозиции, которая более эффективна, чем та, с которой сталкивается Мэй в настоящее время, даже если у нее меньше мест в парламенте.

К моменту следующих всеобщих выборов, вероятнее всего в 2022 году, у Британских интернационалистских и прогрессивных политических сил будет пять лет, чтобы подготовится противостоять консерватизму Мэй и Английскому национализму. К тому времени, Консерваторы уже будут у власти в течении трех парламентов и 12 лет. Речь идет о том, сколько обычно необходимо времени для того, чтобы политический маятник Британии сместился от правых к левым

Более того, благодаря расширенному переходному периоду для Брексита, ставшему возможным в результате досрочных выборов, только к 2022 году можно будет ощутить все последствия прекращения членства в ЕС, а также противоречия в коалиции Брексит между либертарными сторонниками свободной торговли и социально консервативными националистами и протекционистами. Тем временем, усилия по заключению соглашений о свободной торговле с США и Китаем указали на слабость Британской позиции на переговорах. В результате, общественное мнение относительно целесообразности Брексита, к 2022 году может существенно измениться. В любом случае, изменение отношений с Европой станет ключевым вопросом, вокруг которого могут объединиться, после своего поражения, Британские социально-либеральные и интернационалистические политические силы.

Предположим, что тем временем, ЕС продолжит восстановление своей экономики. Предположим далее, что после выборов во Франции и Германии в этом году, более сильное Франко-Германское партнерство приведет еврозону к более тесной политической интеграции, которая, безусловно, необходима для успешной единой валюты, в то время как Дания, Швеция и Польша четко дают понять, что они не намерены когда-либо присоединиться к евро. К 2022 году, Британские избиратели вполне могут принять решение о том, что повторное присоединение к двуединому Европейскому союзу гораздо привлекательнее, чем просьбы о младшем партнерстве с США, не говоря уже о Китае. Это третья причина, по которой Британские Консервативные Евроскептики могли бы сожалеть о своем неизбежном электоральном триумфе.

Что бы ни случилось, решающая битва в войне за долгосрочные перспективы Британии в этом году не будет для Мэй легкой победой. Через пять лет, это будет столкновение между националистическим консерватизмом и новой прогрессивной оппозицией.