0

Политические взгляды в психиатрии

Ежегодные общемировые инвестиции в научные исследования, связанные с излечением таких тяжелых психических патологий, как биполярное расстройство, шизофрения и клиническая депрессия составляют огромные суммы. Они сопоставимы с затратами, направляемыми на поиск путей лечения любой другой болезни. Но, не смотря на то, что психические расстройства являются, несомненно, медицинскими болезнями, со своими собственными ответственными за заболевание молекулами и аберрантной анатомией, они все же достаточно сильно отличаются от «физических» болезней. Можно сказать, что они являются как «медицинскими» психическими заболеваниями, так и социальными. И причины данного утверждения кроются в самой природе психических болезней.

Не подвергается сомнению тот факт, что такие патологии, как болезнь сердца, пневмония или диабет, оказывают огромное влияние на самочувствие больных и общественный статус последних. Но только при анализе таких заболеваний, как шизофрения, биполярное расстройство, одержимость и депрессия мы находим болезненные процессы, которые так целенаправленно и глубоко изменяют самоощущение, индивидуальность и социальный статус личности.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Человек, больной шизофренией, может ощущать себя как некто другой, а свою личность - как управляемую извне, а также может рассматривать все общество как что-то подозрительное и угрожающее. При биполярном расстройстве на стадии мании у человека наблюдается, в дополнение к серьезным, иногда жизнеопасным повреждениям рассудка, экстраординарное чувство благополучия, что в жизни бывает редко, если бывает вообще. Индивидуумы с одержимостью одновременно и страшатся, и стыдятся своих неразумных навязчивых идей и стремлений, а также выказывают непреодолимую заинтересованность в своих мыслях и действиях. Люди, страдающие клинической депрессией, ощущают себя, свое внутреннее «я», как нечто мрачное и скучное, лишенное обычных человеческих чувств, таких как предвкушение, наслаждение и значимость.

Пациенты с умственными патологиями обычно задают своим врачам следующий вопрос: «Это я или моя болезнь?» Проявления болезни и чувства самовыражения не так легко распознать и различить. Поэтому психиатрическое лечение часто фокусируется на разделении вышеуказанных двух составляющих.

Однако данное переплетение чувства собственного «я» с проявлениями умственного заболевания часто приводит пациента к смешанным чувствам по поводу лечения. Например, лечение маниакальности ставит под угрозу испытываемое больными экстраординарное чувство благополучия и подвергает их риску перехода личности в фазу депрессии и страха. Идиосинкразические убеждения шизофреника являются целью для фармакотерапии. В то же самое время они могут быть источником персональной гордости и вызывать отчетливое чувство индивидуальности, которое пациент захочет сохранить.

Из-за этой неопределенности «болезнь или я» умственные расстройства связаны с человеческими ценностями, системами убеждений и интересами иным образом, чем физические болезни. Симптомы физического состояния почти всегда оцениваются отрицательно, в то время как некоторые симптомы умственных расстройств оцениваются положительно. Так, например, все согласятся с тем, что очень плохо сломать ногу или заболеть воспалением легких. Но, с другой стороны, многие проявления психических расстройств, как то: повышенная энергичность мании, эйфория интоксикации для наркоманов или самодовольство при нарушении личности, не всегда воспринимаются отрицательно.

Как результат, несмотря на то, что большинство потенциальных пациентов способны признать пользу от применения психиатрического лечения, они также могут не желать получать лечение из-за угрозы некоторым имеющимся у них источникам самоутверждения. А если к этому добавить то, что такое лечение считается позором, и откровенно дискриминационный характер методов лечения психических заболеваний, то не удивительно, почему пациенты не приходят на прием к врачам и отказываются принимать лекарства.

Несмотря на то, что неопределенность «болезнь или я» при психических заболеваниях нельзя установить совершенно однозначно, многие общества делают определенные послабления, например, учитывают состояние ума преступника при оценке его юридической ответственности. Часто общество обладает способами поощрения, и даже принуждения, к лечению психически больных людей. А так как психиатрия потенциально может влиять и разрушать персональные способности и качества, то для сохранения гражданских свобод необходимо регламентировать практику лечения психических заболеваний.

Поскольку наука уже дает объяснение многим загадкам, связанным с психическими расстройствами, может появиться желание заявить, что проблемы с политическими взглядами и другими ценностями вскоре исчезнут. В соответствии с этой точкой зрения принятие общего соглашения о причинах и методах лечения психических заболеваний может сделать политический вопрос несущественным как в случае с перелом ноги или инфарктом миокарда, которые настоящее время никак не связаны с политикой.

Я скептически отношусь к тому, что это может произойти. Давайте порассуждаем в жанре научной фантастики. Давайте скажем, что в некоторый момент в будущем нейробиология сможет объяснить не только основные психические расстройства, но также и причину преступности. В действительности нам придется довести до совершенства понимание биологии нравственного поведения, что позволит нам объяснить нравственное поведение как нормальных, так и душевнобольных людей.

Fake news or real views Learn More

Но даже при таком научно-фантастическом сценарии у нас остается серьезная политическая проблема: на каких нормах морали можно основывать желательные и нежелательные убеждения и поведение? Кто будет определять нормы преступного поведения и психического заболевания, а также патологические состояния, которым наука даст объяснение? Будут ли эти нормы основываться на моих ценностях или ваших ценностях, или на преобладающей научной точке зрения или ценностях выдающегося политического деятеля?

Наличия политических взглядов в психиатрии избежать нельзя, и любое общество обязано относиться к ним с величайшей серьезностью.