13

Как неравенство получило политический голос

МИЛАН – Потребовалось немало времени, прежде чем рост неравенства стал влиять на политику. Это произошло внезапно в последние годы. И теперь, когда неравенство стало центральной проблемой, национальные экономические приоритеты должны переключиться на создание более равных, инклюзивных обществ и экономики. Если этого не сделать, люди начнут поддерживать опасные альтернативы нынешней власти, к примеру, движения популистов, которые находятся на подъёме во многих странах.

Политические лидеры часто рассуждают о таких моделях экономического роста, которые ведут к несправедливому распределению плодов этого роста. Но оказавшись у власти, они практически ничего не делают по этому поводу. Если государство идёт по пути роста экономики, модель которого не предполагает инклюзивности (то есть учёта интересов всех граждан), следствием этого становится потеря уважения к экспертам, разочарование в политической системе и общих культурных ценностях, а также увеличение социальной фрагментации и поляризации.

Признание важности вопроса о распределении экономических выгод, конечно, не является чем-то новым. В развивающихся странах экономическое развитие в интересах немногих (так называемая «эксклюзивность» в отличие от «инклюзивности») и экстремальное неравенство уже давно мешают появлению моделей долгосрочного роста экономики с высокими темпами. В таких условиях меры содействия экономическому росту является политически неустойчивыми, а в конечном итоге их реализация прерывается политическими переменами, социальными беспорядками и даже насилием.

В США рост неравенства стал фактом нашей жизни, по крайней мере, с 1970-х годов, когда началось искажение сравнительно равного распределения экономических выгод, свойственного ранней послевоенной эпохе. В конце 1990-х годов, когда цифровые технологии стали автоматизировать и заменять рутинный труд, сдвиг в сторону роста неравенства в уровне богатства и доходов получил реактивное ускорение.