23

Великая стагнация доходов

БЕРКЛИ – В наши дни дискуссии о неравенстве часто фокусируются на непропорциональном сосредоточении доходов и богатства в руках очень незначительной части домохозяйств в США и других развитых странах. Меньше внимания обращают на другую, но не менее разрушительную, тенденцию – падение или стагнация доходов у основной части домохозяйств.

На протяжении большей части послевоенного периода – до 2000-х годов – уверенный рост ВВП и занятости в развитых странах приводил к тому, что практически у всех домохозяйств наблюдался рост доходов, причём как с учётом налогов и государственных пособий, так и без них. Благодаря этому, каждое новое поколение росло в уверенности, что будет жить лучше, чем родители. Однако, по данным нового исследования Глобального института McKinsey (McKinsey Global Institute, MGI), такая уверенность больше не выглядит вполне оправданной.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

За последнее десятилетие у большинства домохозяйств в развитых странах рост доходов резко остановился, причём больше всего пострадали домохозяйства одиноких женщин и молодых, недостаточно образованных работников. В 25 развитых странах примерно две трети домохозяйств, принадлежащих к той же категории по уровню доходов, столкнулись с тем, что в 2014 году их реальные доходы от труда и операций с капиталом были меньше, чем в 2005 году. Речь идёт о более чем 500 млн человек. Напротив, с 1993 по 2005 годы лишь менее чем у 2% домохозяйств этих стран доходы не росли или падали.

Увеличение государственных пособий и снижение ставок налогов помогло снизить влияние стагнации или падения рыночных доходов на общий размер располагаемых доходов. Тем не менее, с 2005 по 2014 годы у 20-25% домохозяйств даже располагаемые доходы либо оставались неизменными, либо снижались (по сравнению с менее чем 2% в предыдущие 12 лет).

Основным виновником этой негативной тенденции является глубокая рецессия и медленное восстановление экономики после экономического кризиса 2008 года в развитых странах. С 1993 по 2005 год рост ВВП прибавлял в среднем примерно 18 процентных пунктов к ежегодному медианному росту доходов домохозяйств в США и Европе. Эта цифра упала всего лишь до четырёх процентных пунктов в период 2005-2014 гг.

Однако посткризисный спад роста ВВП – это далеко не единственная проблема. (Если бы это было так, последнее десятилетие было бы просто аномалией). Сокращению роста доходов медианного домохозяйства по сравнению с периодом 1993-2005 годов способствовали долгосрочные факторы, в том числе низкий уровень инвестиций, замедление роста трудовых ресурсов, резкий спад роста производительности.

Демографические сдвиги, в том числе изменение структуры семьи, низкий уровень рождаемости, старение населения, привели к сокращению как общего количества домохозяйств, так и количества приходящихся на каждое домохозяйство кормильцев трудоспособного возраста. Сдвиги на рынке труда, вызванные технологическими переменами, глобализацией рабочих мест с низкой и средней квалификацией, возросшим доминированием частичной и временной занятости, привели к тому, что доля зарплат в национальном доходе падает, а распределение этого дохода между домохозяйствами становится всё более неравномерным. Ни одна из этих тенденций в обозримом будущем не изменит направления. Наоборот, некоторые из них будут, по всей видимости, лишь усиливаться.

Исследование McKinsey подтверждает негативное влияние данных долгосрочных факторов на доходы большинства домохозяйств. Оно показывает, что реальные рыночные доходы у большинства домохозяйств либо не растут, либо падают, даже несмотря на то, что совокупный рост экономики в период 2005-2014 годов оставался позитивным.

В частности, в США значительно снизились возможности сохранения доли труда в национальном доходе и доли домохозяйств с низкими и средними доходами в общем объёме зарплат. В результате, реальный рост медианного располагаемого дохода замедлился на девять процентных пунктов в 1993-2005 годах и ещё на семь процентных пунктов в 2005-2014 годах.

Швеция, где выигрыш медианных домохозяйств от роста ВВП в период 2005-2014 годов оказался выше, не поддалась данной негативной тенденции. В ответ на замедление роста экономики в последнее десятилетие правительство Швеции договорилось с работодателями и профсоюзами сократить число рабочих часов и сохранить рабочие места. Благодаря такому вмешательству, рыночные доходы упали или остались неизменными только у 20% домохозяйств. А щедрые государственные выплаты (в чистом выражении) привели к тому, что почти у всех домохозяйств увеличились располагаемые расходы.

Конечно, правительство США после кризиса тоже осуществляло интервенции: в 2009 году были принят пакет фискальных стимулов, которые, наряду с другими выплатами, увеличили рост медианного располагаемого дохода на пять процентных пунктов (в эквиваленте). Тем самым, падение медианного рыночного дохода на четыре пункта обернулось ростом на один процентный пункт медианного располагаемого дохода. Однако факт остаётся неизменным: с 2005 года и до конца 2013-го рыночные доходы снизились у 81% домохозяйств США.

По данным недавнего исследования Эммануэля Саеса из Беркли, в 2014 и 2015 годах реальный рыночный доход у 99% населения США (исключая 1% самых богатых) рос темпами, невиданными с 1999 года. Тем не менее, к концу 2015 года реальные рыночные доходы этой группы населения восстановились лишь примерно на две трети после потерь, понесённых во время рецессии 2007-2009 годов. Другими словами, вмешательство правительства США с целью помочь трудящимся восстановить былой уровень доходов оказалось намного менее эффективным, чем аналогичные действия правительства Швеции.

Последствия этой неэффективности весьма значительны. Стагнирующие или падающие реальные доходы становятся не просто тормозом потребительского спроса и роста ВВП. Они ещё и вызывают социальное и политическое недовольство, так как граждане теряют доверие к существующим экономическим структурам.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Опросы MGI во Франции, Великобритании и США показали, что люди, у которых не растут доходы и которые не ждут улучшения ситуации, обычно намного негативней относятся к международной торговле и иммиграции, чем те, у кого они растут или кто надеется на их рост. Ярким свидетельством этого стало голосование за Брексит в Великобритании, а также критика международных торговых соглашений обеими партиями США.

Дискуссии по поводу роста неравенства в США и в других развитых странах сосредоточились в последнее время на проблеме быстрого роста доходов у немногих. Однако факт стагнации и падения доходов у многих смещает акценты в этой дискуссии, а также создаёт спрос на другие типы решений, в которых уделяется внимание росту трудовых доходов большинства населения. И такие решения требуются срочно, поскольку стагнация или падение доходов у большей части домохозяйств продолжается, так что молодое поколение может оказаться беднее, чем их родители.