Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

gaspard1_SEYLLOUAFP AFP via Getty Images_senegalpresidentsword Seyllou/AFP via Getty Images

Почему важна африканская культурная реституция

НЬЮ-ЙОРК – Премьер-министр Франции Эдуар Филипп недавно вручил старинную саблю президенту Сенегала Маки Саллу в президентском дворце в Дакаре. Но это был не подарок. Сабля вернулась домой через сто с лишним лет после того, как её украли.

Репатриация этого предмета, имеющего глубокое историческое, духовное и культурное значение, могла бы показаться просто жестом колониальной компенсации. Но у этой церемонии был иной смысл, намного превосходящий своими масштабами единственный физический предмет. На самом деле это был переломный момент в процессе признания Западом того культурного ущерба, который был нанесён колониализмом.

Упомянутая сабля принадлежала Эль-Хадж Омару Таллю, основателю Тукулёрской империи, которая когда-то распространялась от современного Сенегала до земель Мали и Гвинеи. Талль был уважаемым религиозным лидером и борцом антиколониального сопротивления. Его оружие – вместе с десятками тысяч других предметов разграбленного африканского наследия – попало в руки французов в 1890-е годы. Выставлявшаяся во французских музеях, эта сабля перестала символизировать военную доблесть когда-то могущественной династии. Наоборот, она рассказывала историю уничтожения африканской империи, легитимизируя расизм и предрассудки, характерные для колониального периода.

Семья Талля вела кампанию за возврат сабли с 1944 года, и в ноябре этого года они, наконец, выиграли свою битву. Потомки съехались в Дакар из городов в Гвинее, Мали и Сенегале, чтобы стать свидетелями её возращения домой. Сабля будет оставаться в Сенегале в течение пяти лет, пока французский парламент решает, будет ли она – и другие предметы – реституирована навсегда.

Всего несколько лет назад такой момент был бы просто невообразимым. Европейские правительства, министры культуры, музеи и университеты долгое время отказывались признавать аморальность обстоятельств, при которых культурное наследие Африки покинуло континент. Именно поэтому передача сабли стала очень символичной, предвещая сдвиг в политической динамике и свидетельствуя о возникшем вновь уважении к полной событий истории Африки. Кроме того, эта передача стала свидетельством настойчивости африканцев (молодых и старых, живущих на континенте и в диаспоре), которые мобилизовались, чтобы потребовать от лидеров бывших колониальных держав исправления исторической несправедливости.

Колониализм отрицал африканское искусство, музыку и архитектуру. Жестокие лидеры, например, Ян Смит, занимавший пост премьер-министра Родезии (сейчас Зимбаве) в 1960-е и 1970-е годы, легитимизировали ужасающие злоупотребления и несправедливость, подрывая культуру африканских народов и, тем самым, стирая их человечность.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Фонды «Открытое общество» уже много десятилетий поддерживают тех, кто находится на передовой линии борьбы за общественные преобразования. Мы понимаем, что искусство и культура обладают огромной силой, способной поставить под сомнение структурное неравенство, бросить вызов предубеждениям и сформировать воображение нового поколения лидеров. Наше культурное наследие формирует основу тех историй, которыми мы делимся, чтобы объяснить смысл нашего места в истории – и в мире. По сути, создание культурных артефактов является в фундаментальном смысле выражением человеческой надежды.

Понимая это, фонды «Открытое общество» объявляют о начале новой программы размером $15 млн; она призвана поддержать работу по реституции и реаппроприации артефактов, украденных с африканского континента. На протяжении ближайших четырёх лет мы будем поддерживать граждан, художников, преподавателей, коренные народы, организации гражданского общества, музеи, университеты и другие учреждения, которые занимаются возвратом африканского наследия в его законный дом и воспитанием у будущих поколений африканцев чувства обладания собственной историей, культурой и идентичностью.

Молодёжь Африки, среди прочего, требует передать ей контроль над своей собственной судьбой и недавно добилась поразительных перемен в Эфиопии и Судане. Молодые люди осознают важность культурного наследия и ведут кампанию за возврат африканских артефактов. Многие бывшие колониальные державы начали к ним прислушиваться, понимая, что молодёжь – это важнейшая сила на континенте, где, как ожидается, численность населения к 2050 году увеличится на миллиард человек – до 2,5 млрд.

В 2017 году, выступая в университете в Буркина-Фасо перед полным залом слушателей, президент Франции Эммануэль Макрон пообещал сделать возврат африканских артефактов своим приоритетом. «Африканское культурное наследие, – заявил он, – не может больше оставаться пленником европейских музеев». После этого появился прорывный доклад Сарра-Савойя, заказанный французским правительством, который дал старт глобальному разговору о возврате предметов, украденных из Африки. Авторы доклада – французский историк искусства Бенедикт Савой и сенегальский писатель Фелвин Сарр – рекомендовали немедленный и безусловный возврат любых культурных предметов, полученных с помощью воровства, грабежа, разбоя, мародёрства или неравного обмена в колониальные времена.

После публикации доклада в ноябре 2018 года глобальное движение за реституцию предметов искусства значительно укрепилось. Были поданы официальные заявления о реституции исторических артефактов и человеческих останков в Эфиопию, Сенегал, Бенин и Нигерию. Впрочем, ещё нужно проделать большую работу, чтобы надежды на культурную реституцию стали реальностью.

Количество артефактов, потерянных Африкой, шокирует. Королевский музей Центральной Африки в Бельгии хранит сегодня 180 тысяч предметов, относящихся к наследию стран Африки южнее Сахары. В Британском музее в Лондоне и в Музее на набережной Бранли в Париже хранятся примерно по 70 тысяч африканских исторических артефактов. Эти цифры резко контрастируют с количеством предметов, хранящихся в музеях Африки. По оценкам Алена Годону, историка и куратора из Бенина, в большинстве национальных музеев в Африке хранится не более 3 тысяч предметов. Фонды «Открытое общество» в сотрудничестве с нашими партнёрами в Африке и во всём мире работают над тем, чтобы изменить эту ситуацию.

Реституция – это не просто противодействие агрессивному наследию колониализма, которое по-прежнему влияет на политическую динамику в Африке и во всём мире. Речь идёт о том, чтобы поддержать начатую молодыми африканцами работу над изменением устаревших, расистских представлений об их многообразном культурном наследии и богатой истории. Речь идёт о передаче нынешним поколениям средств для формирования ими лучшего будущего для себя. Речь идёт, по сути, о возвращении активной роли континенту, который определяет свой путь вперёд.

https://prosyn.org/QMBsQp7ru;
  1. guriev24_ Peter KovalevTASS via Getty Images_putin broadcast Peter Kovalev/TASS via Getty Images

    Putin’s Meaningless Coup

    Sergei Guriev

    The message of Vladimir Putin’s call in his recent state-of-the-nation speech for a constitutional overhaul is not that the Russian regime is going to be transformed; it isn’t. Rather, the message is that Putin knows his regime is on the wrong side of history – and he is dead set on keeping it there.

    3