8

Надвигающееся фиаско пенсионной системы

ЛОНДОН – Если бы развитые страны действовали рационально и в интересах избирателей, которые понимают, на что расходуются их налоговые платежи, они бы установили пенсионный возраст на уровне 70 лет или выше. Однако в большинстве развитых стран пенсионный возраст ниже, и, несмотря на некоторый прогресс, пройдут десятилетия, прежде чем этот уровень будет достигнут. Тем временем, в западных странах с сильной системой социального обеспечения будет сохраняться финансовая нестабильность, больная экономика и напряжённая политическая ситуация.

Демографическое старение является социальным и экономическим эквивалентом изменения климата. Мы все понимаем, что эту проблему надо решать, но мы бы предпочли переложить её решение на плечи будущих поколений. Стремление отложить эти вопросы на потом является понятным, учитывая нынешние экономические и политические трудности. Но в случае с государственными пенсиями подобная прокрастинация обходится очень дорого, причём даже дороже, чем в случае с глобальным потеплением.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

В 1970 году средний эффективный пенсионный возраст для французского работоспособного мужчины был равен 67 годам, что примерно соответствовало продолжительности жизни мужчин в то время. Сейчас эффективный пенсионный возраст во Франции – чуть менее 60 лет (официально он равен 65 годам, но на практике государственные пенсии можно начать получать раньше), при этом продолжительность жизни мужчин достигла почти 83-х лет.

Неудивительно, что сумма ежегодных расходов Франции на государственные пенсии эквивалента почти 14% ВВП страны. Ранний пенсионный возраст ещё дороже обходится Италии, которая возглавляет рейтинг ОЭСР по объёмам пенсионных расходов государства: ежегодные выплаты пенсий в Италии достигают почти 16% её ВВП.

В целом, 13 стран ОЭСР, включая Японию, Германию, Польшу и Грецию, выделяют каждый год на государственные пенсии эквивалент 10% ВВП или даже больше. Как правило, эти страны, как и остальные, берут деньги у работающих налогоплательщиков и отдают их пенсионерам.

Когда немецкий канцлер Отто фон Бисмарк изобрёл в первую в мире обязательную пенсионную систему в 1889 году, он установил пенсионн��й возраст 70 лет. Считалось, что немногие люди доживут до этого возраста, чтобы получать пенсию, и, конечно, продлятся эти выплаты не очень много лет. А сегодня итальянцы, выходя на пенсию в среднем возрасте 61-62 года, могут рассчитывать на получение пенсии в течение нескольких десятилетий, а в некоторых случаях столько же лет, сколько они реально проработали.

Примерно пятая часть населения развитых стран сейчас старше 65 лет (и эта доля, по прогнозам, со временем вырастет до одной трети), поэтому пенсионные выплаты будут всё больше и больше вытеснять другие государственные расходы. Кроме того, станет сложнее снижать уровень госдолга, если, конечно, не произойдёт волшебного восстановления темпов роста экономики, но с каждым годом из-за нынешней пенсионной политики это становится всё менее вероятным.

Это не просто вопрос нашего отношения к пожилым людям. Налоговые доходы, расходуемые на пенсионеров, можно было  бы инвестировать в инфраструктуру, образование, научные исследования, оборону и все остальные неотложные проекты, которые политики на словах поддерживают. Да, пенсионеры тратят деньги, которые они получают, поэтому это не бесполезные госрасходы. Но эти средства можно было бы потратить лучше, стимулируя ускорение темпов роста экономики.

Развитые страны постепенно повышают пенсионный возраст, однако профсоюзы и группы пенсионеров активно выступают против любого повышения. Более того, в 2014 году правящая коалиция в Германии уступила давлению профсоюзов и снизила пенсионный возраст для некоторых групп работников ручного труда, вопреки своим частым поучениям в адрес других стран еврозоны, что надо делать наоборот.

Нынешняя система сохраняется не только благодаря усилиям лоббистов, но и благодаря мифологии. Существует вера, что удерживание пожилых людей в составе рабочей силы ухудшает ситуацию с безработицей. Это не так. Эти убеждения экономисты называют «ошибкой фиксированного труда», то есть идеи, что выход на пенсию освобождает рабочие места для более молодых людей, как будто количество рабочих мест навсегда зафиксировано. В реальности, чем больше людей зарабатывают деньги, потребляют и платят налоги, тем выше темпы роста экономики. Повышение пенсионного возраста не крадёт рабочие места, а создаёт их.

Я был модератором Мирового форума по вопросам демографии и старения населения, который проходил 29-31 августа в швейцарском Санкт-Галлене. Присутствовавшие пришли к ясному выводу: несмотря на то, что у нас появляется всё больше данных и качественных знаний о будущих демографических тенденциях, наша согласованная реакция на эти тенденции остаётся крайне недостаточной.

Fake news or real views

Государственная политика является частью проблемы. Ещё более крупным препятствием на пути разумной пенсионной реформы является поведение частных корпораций. В первую очередь, структура корпоративных зарплат и продвижения по службе стимулирует ранний выход на пенсию, поскольку, когда компаниям приходится сокращать издержки, они увольняют сначала пожилых работников. Даже компании, которые занимаются обслуживанием «серебряного рынка», то есть пожилых потребителей, до сих пор не начали активно внедрять более благосклонную к сотрудникам в возрасте трудовую политику.

Медленное восстановление экономики после финансового кризиса 2008 года затмило долгосрочную реальность, перед которой оказались развитые страны. Любая страна, вынужденная тратить миллиарды долларов на пенсионеров в течение десятилетий из-за своей государственной пенсионной политики, рискует стать банкротом или, в лучшем случае, оказаться в стагнации. Сегодня одной из самых срочных задач для правительств, компаний и частных лиц является пересмотр длительности и модели нашей трудовой жизни.