4

Женское сопротивление

ВАРШАВА – Между современными ультраправыми популистами и их немного неожиданным, но грозным оппонентом – женщинами – нарастает антагонизм. В США, как и в Польше, одной из первых мишеней для атак популистских лидеров стали права женщин. Но женщины не воспринимают эти атаки с покорностью.

Традиционные консерваторы на Западе в целом уже признали необходимость предоставления женщинам широкой репродуктивной свободы. Напротив, современные правительства ультраправых популистов в этом вопросы абсолютно несовременны: они пытаются отменить реформы, которых не просто добивались левые, но которые уже давно поддержали традиционные правые силы.

Не секрет, что сложившийся консенсус является объектом критики – и источником успеха – для современных популистов, и это касается не только прав женщин. Первые действия Дональда Трампа на посту президента США демонстрируют его страстное желание отменить давно устоявшиеся нормы во многих сферах, в том числе в международных отношениях и в экономической политике.

Но именно атака на права женщин получает самый мощный отпор. Фактический лидер Польши Ярослав Качиньски отступил со своими политическими инициативами лишь один раз, с тех пор как его партия вернулась к власти в 2015 году. Когда в октябре прошлого года тысячи женщин всех возрастов вышли на улицы с так называемым «чёрным протестом», его правительству пришлось отказаться от планов ввести полный запрет на аборты. (По действующему законодательству, аборты разрешаются в случае изнасилования, серьёзных врождённых дефектов или угрозы здоровью матери).

И в США среди всех возможных оппонентов Трампа лишь женщины оказались способны быстро и эффективно самоорганизоваться. В январском «Марше женщин на Вашингтон» приняло участие примерно в три раза больше людей, чем в президентской инаугурации Трампа, состоявшей днём раньше. Иными словами, Трамп начал свой срок с символического поражения от рук американских женщин.

Последующее восстановление Трампом прежних правил против абортов (так называемое «global gag rule»), которые подрывают здоровье женщин в развивающихся странах, поскольку лишают бюджетного финансирования организации, консультирующие по во��росам абортов, не смогло затмить это поражение. Равно как и его обещание лишить бюджетного финансирования организацию Planned Parenthood («Планирование семьи»), которая предлагает услуги в сфере репродуктивного здоровья в США. Наоборот, женщины продолжают сопротивляться, к примеру, создав хештег  #DressLikeAWoman в «Твиттере», чтобы подчеркнуть сексистский характер требований Трампа к персоналу женского пола.

В то время как женщины встали на пути популистов, традиционные политические лидеры и партии фактически струсили. Не удивительно, что они продолжают терять поддержку. Впрочем, женщины находятся не в полном одиночестве. Выступили ещё и НКО и другие организации социального движения. И даже СМИ стали помогать общему делу: хотя они не привыкли играть столь откровенно политическую роль, их к этому вынуждают обстоятельства, в частности, объявленная против них Трампом «война».

Состав этого сопротивления на самом деле очень показателен. Ультраправый популизм, по своей сути, является атакой на либерализм, а не на демократию как таковую. Разделение ветвей власти, свободная пресса, независимые суды, свобода торговли – всё это либеральные идеи. Они не являются демократическими. А женщины выделились среди остальных оппозиционных групп, потому что во многих отношениях именно они являются полной антитезой ультраправому популизму, который пользуется поддержкой в первую очередь у плохо образованных белых мужчин. Эта та демографическая группа, где практически никто не понимает, что такое феминизм.

Вопрос теперь в том, смогут ли женщины выиграть в сражении с популистами. Хотя ответ пока не вполне ясен, стоит отметить, что в их арсенале есть мощное оружие.

Во-первых, женщин больше, чем представителей любой другой социальной группы, например, афроамериканцев, латиноамериканцев, левых, правых, либералов, консерваторов, католиков или протестантов. В США (да и в Польше) женщин больше, чем белых мужчин. И что самое главное, женщин намного больше, чем популистов. (Между тем, женщинам приходится бороться за свои права так, как будто они являются меньшинством, хотя на самом дели они составляют большинство, и так, как будто им не хватает человеческого капитала, хотя на Западе они обычно образованы лучше мужчин).

Кроме того, женщины есть повсюду, а частью жизненного опыта всех женщин является дискриминация в той или иной степени. И это превращает женщин в своеобразный революционный класс в марксистском смысле слова, а также упрощает развитие женской солидарности.

Во время чёрного протеста в Польше тысячи людей вышли на демонстрации в знак солидарности по всему миру – от Берлина (где на улицы вышли несколько тысяч человек) до Кении (где митинг собрал около сотни участников). Во время «Марша женщин на Вашингтон» около двух миллионов человек вышли на марши солидарности во всём мире. Ясно, что женщины являются глобальной силой. Кто же тогда лучше других оказывается готов к сопротивлению ультраправым популистам, подобным Трампу и Качиньскому, когда они начинают атаку на глобализм?

Но, наверное, самое главное оружие в арсенале женщин – это то, что они не стыдятся. Если XX век отличался дисциплиной, поддерживаемой страхом, то XXI-й век характеризуют репрессиями, основанными на чувстве стыда. В отличие от страха стыд может быть скрытым – и в этом-то всё и дело.

Если испытывать чувство страха можно, не теряя достоинства, то чувство стыда возникает от ощущения второсортности, недостойного поведения. Именно это и отвергают женщины, выступая с акциями протеста против популизма. Защита права женщин на выбор – делать аборт или нет, – причём особенно в тех странах, где аборты пока сравнительно доступны, становится равносильна защите женского достоинства и автономии.

Тем временем, традиционные политические партии продолжают стыдиться, как и другие традиционные организации, например профсоюзы. Они стесняются. Их волнует вопрос, а что о них подумают. Из-за этого они оказываются не готовы противостоять самой бесстыдной группе из всех – популистам.

Люди, подобные Качиньскому и Трампу, очень многое получили, благодаря своему отсутствию чувства стыда. Они готовы заявлять и делать всё, что угодно, чтобы добиваться поддержки представителей своей политической базы. Однако на женщин всё это не действует. Они сбрасывают оковы стыда, которые давно их подавляли, и отвечают огнём на огонь. Смогут ли популисты выстоять под этим натиском?