soldiers nuns italy 1970s Keystone/Getty Images

Итальянское предупреждение

ПРИНСТОН – Родина Римской империи и Ренессанса, Италия с давних пор находится в авангарде культурного развития в Европе и Западной Евразии. Но столь же долгое время она служит примером политического упадка. Классическая книга Эдуарда Гиббона «История упадка и разрушения Римской империи» предназначалась, между прочим, в качестве предупреждения для современников автора, строивших империю.

Экономическая стагнация Италии, начавшаяся в первой половине XVII века, тоже приводилась в пример в качестве истории-предупреждения. Английский критик XIX века Джон Раскин умолял членов меркантильного общества Британии задуматься над трагедиями Тира и Венеции. Описывая Венецию в момент «заключительного периода упадка», он назвал её «призраком на морских песках, столь слабым, столь тихим, и настолько лишённым всего, кроме очарования, что, глядя на его смутное отражение в миражах лагуны, впору засомневаться, где здесь Город, а где его Тень».

В период после Второй мировой войны Италия стала образцовым примером плодотворности европейской интеграции. Эта страна выработала культурный стиль, который до сих пор сохраняет уникальное влияние в мире, особенно в сфере моды, где Италия задаёт глобальные тренды. По всему миру дорогие шоппинг-центры, центральные торговые улицы и аэропорты заполнены бутиками с итальянским дизайном (или даже итальянской продукцией).

Но сейчас Италия опять превратилась в историю-предупреждение. После всеобщих выборов в марте политическая сцена страны привлекает огромный интерес международных наблюдателей и ужасает их. Формирование популистского правительства левых и правых заставило многих задаться вопросом, является ли такая коалиция случайностью, или же это симптом политического и интеллектуального банкротства неолиберальной глобализации.

Часто говорят, что отклонение Италии от остальной Европы (выраженное в размере подушевых доходов) началось либо после ратификации Маастрихтского договора в 1993 году, либо после перехода на евро в 1999 году. Но эта хронология маскирует более глубокую трансформацию современной Италии. В начале 1990-х годов произошёл ещё и развал старой двухпартийной системы страны: правоцентристские христианские демократы и левоцентристские социалисты оказались втянуты в коррупционный скандал Tangentopoli («Город взяток»).

За заголовками о коррупции скрывался тот факт, что прежние идеи общей, разделяемой ответственности больше не работают. Развал двух ведущих партий Италии привёл к ещё большей – и более институционализированной – коррупции, воплощением которой стал бывший премьер-министр Сильвио Берлускони. Девелопер недвижимости и по совместительству магнат индустрии развлечений и СМИ, Берлускони сочетал шоу серийной неверности с участием гламурных молодых женщин и популистскую политику, которая опиралась на решения о сокращении налогов и на симпатии к авторитарным нефтяным государствам, подобным России. Политический стиль Берлускони – сочетание шутовского нарциссизма и разнузданной продажности – являлся аналогом трампизма, когда этот термин ещё не возник.

Subscribe now

For a limited time only, get unlimited access to On Point, The Big Picture, and the PS Archive, plus our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Политическая революция в Италии объясняется не случайностью, а особенностями социального развития, начавшегося в период, который итальянцы называют «свинцовыми семидесятыми». Этот период, а также его влияние на настоящее время, оказался в центре длинного, бессвязного, но поразительно успешного романа Эдоардо Албинати «Католическая школа», который в этом году будет опубликован на английском языке.

Албинати сочетает описания в пуантилистском стиле с глубоким социальным анализом. Он работал учителем в римской тюрьме, и поэтому может пользоваться накопленным богатством личных встреч с представителями самых разных слоёв итальянского общества. Более того, его роман является отчасти автобиографическим, потому что его сюжет разворачивается вокруг «Резни в Чирчео» 1975 года, жестокого акта насилия и убийства, в котором оказались замешаны одноклассники автора из верхушки среднего класса.

Албинати использует этот шокирующий исторический эпизод, чтобы проанализировать распад итальянской буржуазии и упадок традиционной религии. Это история о бесполезности мужчин в современном обществе. На протяжении большей части человеческой истории мужчины, благодаря своей превосходящей физической силе, агрессии, отваге в сражениях, обладали неоспоримым социальным и политическим господством. Но в новом мире офисной политики преимущество получили те, кто обладает креативностью и способностью выруливать в сложных социальных отношениях.

Из-за этой глубокой социальной трансформации мужчины начали чувствовать, что всё время находятся под атакой, и стали отчаянно стремиться продемонстрировать свою мужественность. Они выросли, пользуясь социальными привилегиями послевоенной эпохи, но внезапно обнаружили себя обречёнными на никчемность – бесполезный пол, который Албинати сравнивает с хвостом ящерицы, дёргающимся ещё какое-то время, после того как его оторвали. Многие отреагировали гневом и насилием. Кто-то ушёл в сообщество неофашистских движений, дававших выход агрессивной форме маскулинности; другие присоединились к левацким группировкам с их собственным культом насилия.

В мире, который описывает Албинати, особое значение приобретают деньги. Распространение новых свобод на более широкий класс людей означало, что всё стало возможно, но только если у человека есть для этого средства. Албинати неохотно признаёт, что к этому выводу его привели «споры марксизма». Но это всё равно было неизбежно: деньги создают иллюзию расширения свободы, а значит, они всё в большей степени определяют современный мир. Действие романа Альбинати происходит в Италии, но он описывает именно этот современный мир. Он оставляет открытым вопрос, а может ли найтись какой-то выход из безудержной гонки за личным богатством, ставшей причиной господствующих сейчас социальных и политических болезней.

Римскую империю нельзя было спасти после её падения. Жителям Итальянского полуострова потребовалась почти тысяча лет, чтобы открыть вновь своё классическое наследие. Идея Албинати (и она заслуживает того, чтобы отнестись к ней серьёзно) заключается в том, что для начала нового Ренессанса сегодня потребуется демистифицировать культ свободы и укрепить нормы общей, разделяемой ответственности в политике, экономике и социальной жизни.

http://prosyn.org/ypobi8b/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.