Pro-democracy activist Joshua Wong yells as he is taken away by police Anthony Wallace/Getty Images

Сохранить Гонконг свободным

ГОНКОНГ – Посещение Гонконга – настоящее удовольствие. Благодаря современной архитектуре, возвышающейся вокруг оживленной гавани, этот великий и захватывающий город должен относиться к числу самых увлекательных городов в мире. Но в настоящее время, Гонконг находится в стрессовом состоянии, поскольку стоит в центре целого ряда вызовов и проблем, включая вопрос о том, как лучше сбалансировать экономическую и политическую свободу и как взаимодействовать со все более настойчивым и амбициозным Китаем, который определит его перспективы в текущем столетии.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

По сути, перспективы Гонконга зависят от реализации принципа “одна страна, две системы”, задуманного Дэн Сяопином, и призванного служить основой для возможного возвращения Гонконга Китаю в 1997 году. Идея, которую Милтон Фридман считал невозможным балансированием, заключалась в том, что Гонконг сохранит свой образ жизни, свободы и законы. Его население прекрасно могло бы управлять своим городом; просто они должны были делать это как часть Китая.

Одна страна, две системы блестяще сбалансировали чаяния, опасения и трудности, связанные с изменением суверенитета между Великобританией и Китаем. Для Китая было ужасным унижением, когда он уступил свою собственную территорию колониальной державе, во время династии Цин. Империалисты со всего мира устроили Китаю трудные времена, ведя себя таким образом, что сегодня никто бы не смог или не должен пытаться себя оправдать. Принуждение Китая открыться вплоть до торговли опиумом стало одной из самых постыдных глав в имперской истории Великобритании.

Но что больше всего беспокоило Коммунистическую партию Китая, так это то, что колониальная власть вместе с собственным народом Китая в Гонконге, настолько преуспела в строительстве невероятно процветающего и счастливого города, который стал магнитом для многих китайских мужчин, женщин и детей. Если китайский коммунизм был веянием будущего, почему так много людей от него спасалось бегством, карабкаясь по заборам обнесенным колючей проволокой и переплывая через опасные воды, чтобы жить под колониальным господством?

С Британской стороны были такие же непримиримые задачи. Британии необходимо было определить, как наиболее эффективно установить конструктивные отношения с Китаем, стремящимся к торговле оружием, в то же время защищая права и обещанные свободы народу Гонконга. В этом отношении передача подняла важные и сложные вопросы о политической морали.

Незадолго до того, как я уехал из Гонконга в 1997 году, после того, как оставил свой пост последнего британского губернатора, я посетил больницу для душевнобольных, где пациент задал мне чрезвычайно разумный вопрос. Он хотел знать, как могла страна, которая гордилась своей глубоко укоренившейся демократией, передать Гонконг последней крупной коммунистической тирании в мире, не спрашивая мнения свих граждан?

Ответ заключается в том, что такие вопросы никогда не рассматривались в качестве варианта, если мы должны были выполнить наши договорные обязательства и избежать катастрофического повторения колониализма девятнадцатого века. Но мы, безусловно, должны были сделать так, чтобы внедрить и укрепить демократические институты в Гонконге, как мы это сделали, чтобы обеспечить верховенство закона и защиту гражданских свобод. Одной из причин, по которой мы продвигались медленнее к демократии, было то, что Китайские лидеры ясно дали понять, что они боялись, чтобы граждане Гонконга не подумали, что дорога была расчищена, для того чтобы стать независимым государством, таким как Сингапур.

В течение первых нескольких лет после 1997 года, принцип “одна страна, две системы”, казалось, работал очень хорошо, хотя Китай и нарушал свои обещания, блокируя демократическое развитие. Но совсем недавно – и особенно с 2012 года, когда к власти пришел Президент Си Цзиньпин – Китай ужесточил свой контроль над Гонконгом.

Вероятно, это связано с более широким подавлением правительством диссидентов; растущая экономика Китая, которая открывает Гонконг, представляется менее важной для его будущего процветания; и отсутствует понимание того, что действительно означает система Гонконга. Сегодня вопрос заключается в следующем, превратится ли “одна страна, две системы” в “одну страну, полторы системы” или, что еще хуже, “одну страну, одну систему”.

Нет никаких сомнений в том, что Китай все чаще вмешивается во внутренние дела Гонконга. Совсем недавно, особое внимание было сосредоточено на обращении с некоторыми лидерами про-демократических демонстраций в Гонконге в 2014 году: трое из наиболее влиятельных активистов города были за свою деятельность приговорены к восьми месяцам лишения свободы и им было запрещено занимать государственные посты в течении пяти лет.

Три года могут показаться долгим сроком для ожидания, чтобы предпринять какие-либо действия, но нет никаких сомнений в том, что судебная система Гонконга действовала в соответствии с законом. Проблема в том, что обвинительные приговоры имели место на фоне страха и раскола, вызванного поведением Китайского правительства.

Например, Китай критиковал независимость судебной власти Гонконга, а министр юстиции Гонконга Римски Юэн призвал к пересмотру уже исполненных приговоров, которые он считает слишком снисходительными. И даже если чиновники, такие как Юэн, намерены защищать верховенство закона, сотрудники службы безопасности Китая, по всей видимости, похищали жителей Гонконга, включая нескольких книготорговцев.

Чтобы облегчить страхи и позволить Гонконгу двигаться вперед, необходимы три компонента. Во-первых, Китай должен своими действиями четко прояснить, что ему можно доверять и он сдержит свои обещания перед Гонконгом. Чтобы обеспечить этот результат, международное сообщество должно настойчиво напоминать ему о более широких последствиях того, что его перестанут считать надежным партнером.

Во-вторых, борцы за демократию в Гонконге не должны допустить, чтобы их кампания за демократию переросла в призыв к независимости. Со своей стороны, правительство должно начать с ними диалог, отличающийся взаимоуважением и прозрачностью.

Наконец, жители Гонконга не должны отказываться от надежды, как на это рассчитывают китайские коммунисты. Если его народ по-прежнему полон решимости выполнить свои обязательства, Гонконг останется великим свободным городом, выбирая тех, кто управляет им под верховенством закона.

Для остального мира Гонконг является ярким примером того, что мужчины и женщины Китая могут достичь такого рода свободы, которую миллионы других считают само собой разумеющейся. Его народ не должен – и, я надеюсь, от этого не отступит.

http://prosyn.org/s5NF2iR/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now