14

Предстоящий серебряный век Германии

МЮНХЕН – Рекордные уровни миграции в Германию за последние два года поставили под сомнение демографические прогнозы для страны. Однако быстрый переход Германии к более благоприятному демографическому профилю не является причиной для откладывания политически болезненных решений относительно пенсионного возраста и пенсий.

В начале этого столетия прогнозы, которые считались надежными, предсказывали, что к 2050 году Германия потеряет более десяти миллионов жителей в связи со снижением иммиграции и низким уровнем рождаемости. Сегодня демографические прогнозы выглядят куда радужнее. Согласно последним расчетам правительства, население Германии может оставаться на уровне свыше 80 миллионов человек вплоть до 2060 года, а сокращение предложения рабочей силы не будет столь резким, как предсказывалось ранее.

Демографические прогнозы нуждаются в значительных корректировках, поскольку уровень иммиграции в Германию колеблется сильно и непредсказуемо, в отличие от эмиграции из Германии, показатели которой остаются относительно стабильными.

В периоды высокого уровня иммиграции – например, в ранние 1990-е, после развала Советского Союза или после войны на Балканах в середине 1990-х – демографические прогнозы были весьма оптимистичны, так как предполагали, что чистые показатели миграции будут оставаться относительно высокими и в будущем.

Однако иммиграция в Германию резко упала на рубеже столетия, поскольку слабый экономический рост и растущая безработица останавливали потенциальных иммигрантов вплоть до 2005 года. Чтобы учесть это сокращение чистой иммиграции, прогнозисты также снизили свои оценки на будущее и таким образом недооценили десятилетие роста населения, которое началось после 2005 года.

Наряду с иммиграцией к факторам роста населения относятся уровень рождаемости и средняя продолжительность жизни. В 2015 году уровень рождаемости в Германии вырос впервые за 30 лет и составил 1,5 ребенка на о��ну женщину – возможно, благодаря повышенному акценту на поддержке семей и укреплению экономики, которые снизили финансовые риски создания семьи. Ожидается, что текущий коэффициент рождаемости в будущем будет оставаться относительно устойчивым. Однако стоит помнить, что никто не предвидел всплесков рождаемости в 1950-х и 1960-х, как и резкого снижения коэффициента рождаемости в 1970-х.

Средняя продолжительность жизни также с трудом поддается устойчивому определению. В последние десятилетия она постоянно росла быстрее, чем того ожидали демографы, и это заставляет задуматься о возможной систематической недооценке продолжительности жизни, а значит, и количества населения пенсионного возраста в будущем.

Как правило, прогнозы населения начинаются со статических или периодовых таблиц смертности, которые фиксируют среднюю продолжительность жизни в существующих обстоятельствах в любой момент времени. Однако таблицы жизненного цикла поколений, которые используются для ретроспективного определения того, до какого возраста дожила выбранная возрастная группа, обычно показывают значительно более высокую продолжительность жизни, по сравнению с периодовыми таблицами смертности.

Например, для немецких женщин, родившихся в 1910 году, средняя продолжительность жизни на тот момент составляла 50,7 года. Но в итоге средняя продолжительность жизни для них составила 58,8 года, даже несмотря на то, что они пережили две мировые войны. Согласно этой логике, для женщин, родившихся в 2009 году, средняя продолжительность жизни должна составлять более 88 лет; однако текущие оценки численности населения не предсказывают такой средней продолжительности жизни для новорожденных вплоть до 2060 года.

Это свидетельствует о том, что оценки численности населения имеют относительно высокую погрешность. Вопреки тому, что принято во многих моделях экономического роста, демография не является переменной, зависящей исключительно от внешних факторов. Скорее, она подвержена изменениям в результате экономического развития и прочих факторов.

Если в течение ближайших десятилетий Германия сохранит свой текущий уровень экономического роста, все три фактора роста населения – иммиграция, рождаемость и средняя продолжительность жизни – могут вырасти и уровень населения останется относительно устойчивым. При таком сценарии, если Германии удастся интегрировать иммигрантов с рынком труда и повысить уровень участия пожилых работников в трудовой деятельности, у нее будет больше возможностей для финансирования существующих программ социального обеспечения.

Вместе с тем нам не следует забывать об одной «постоянной» во всех демографических прогнозах: старении населения. В настоящее время беби-бумеры все еще остаются экономически активными и будут оставаться таковыми на протяжении некоторого времени. Однако к 2035 году все они выйдут на пенсию и в Германии будет более 21 миллиона жителей в возрасте старше 67 лет; половина из них к 2050 году будет старше 80. И если продолжительность жизни будет расти быстрее, чем ожидается в настоящее время, эта возрастная группа станет еще больше.

Германия не может рассчитывать на устойчивое умеренное сокращение своего населения пенсионного возраста вплоть до 2060 года. Поэтому предложения о смягчении проведенных ранее пенсионных реформ в свете иммиграции и здорового экономического роста являются, по меньшей мере, беспечными. Германии следует воспользоваться текущей паузой в старении своего населения для обеспечения долгосрочной устойчивости ее социальных систем, создания рабочих мест для населения всех возрастов и адаптации жилья и инфраструктуры к потребностям стареющего общества.

Кроме того, Германия должна вести активную демографическую политику по управлению тремя факторами роста численности населения, особенно иммиграцией. За последние два года показатель чистой миграции подвергся сильному влиянию в связи с притоком беженцев. Число людей, которые будут нуждаться в защите в ближайшие годы или десятилетия, еще предстоит выяснить, и оно будет зависеть от того, будут ли разрешены кризисы на Ближнем Востоке, а также от усилий Германии и Европы по защите внешних границ и разработке всеобъемлющей политики предоставления убежища.

Учитывая все эти переменные, степень влияния беженцев на уровень иммиграции будет сложно предсказать или контролировать. И наоборот, экономически мотивированная иммиграция из стран за пределами Европейского союза может управляться на национальном уровне. Поэтому немецким политикам следует уделять больше внимания роли внутренних требований в иммиграционном законодательстве. Сейчас, как никогда, им необходимо понять, что рост населения является политической целью, которую они могут помочь формировать.