Protesters wave German flags, alongside a banner saying 'Rapefugees Not Welcome' Sascha Schuermann/Getty Images

Битва за немецкий дух

СТОКГОЛЬМ – Год спустя, после смерти бывшего Канцлера Германии Гельмута Коля, страна, которой он управлял в течение 16 лет, похоже, сомневается в том, надо или нет следовать его наследию.

Для Коля, история Германии и центральное положение в Европе означали, что страна никогда не должна преследовать национальное величие как самоцель. По его мнению, страна имеющая наибольшее количество соседей, чем любая другая на континенте, не должна навязывать свое мнение. Скорее, она должна поддерживать идею Европы, в которой все страны, большие и малые, чувствуют себя одинаково в безопасности.

Но с момента начала кризиса беженцев осенью 2015 года, видение Европы Колем подвергалось критике. В то время как Канцлер Ангела Меркель продолжала настаивать на совместной политике в области миграции и беженцев в рамках Европейского союза, нарастающий хор голосов в Германии выступает за односторонние действия, которые, скорее всего, будут зависеть от других стран-членов ЕС.

На первый взгляд, сегодняшние затяжные дебаты в Германии, заключаются в том, чтобы отказать просителям убежища, которые уже были зарегистрированы в других странах ЕС, то за что неоднократно выступал федеральный министр внутренних дел Хорст Зеехофер из Христианского социального союза (ХСС). Но на более глубоком уровне, для Германии вопрос заключается в том, следует ли ей идти в одиночку или продолжать искать общеевропейские решения.

В этот новый век политики идентичности, спор об иммиграции стал битвой за немецкий дух. В сентябре прошлого года Альтернатива для Германии (АдГ) стала первой крайне правой партией, вошедшей в Немецкий Бундестаг после 1960-х годов. Затем, после формирования нынешнего широкого коалиционного правительства, АдГ стала главной оппозиционной партией. И теперь, в преддверии региональных выборов в Баварии в октябре этого года, она толкает ХСС далее к правым.

Эти события в Германии соответствуют тенденциям в Европе, где националистические и популистские партии добились электоральных успехов, отказавшись от решений на уровне ЕС и призывая к закрытию границ. В Италии, партия Лиги Националистов, похоже, задает тон решениям в своей новой правящей коалиции с популистским “Движением пять звезд”. И в Австрии, крайне правая Партия свободы, как член правящей коалиции, оказывает свое влияние на миграционную политику.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Если кто-либо послушает риторику этих партий, может подумать, что беженцы и мигранты прибывают в Европу беспрепятственно. Но, несмотря на то, что Балканы стали магистралью для лиц, ищущих убежища, бежавших из Сирии в Германию и Швецию в 2015 и 2016 годах, этот маршрут был фактически закрыт, когда Турция согласилась принять беженцев в обмен на финансовую помощь ЕС. И хотя ситуация с беженцами в Центральном Средиземноморье продолжает вызывать громкие заголовки, число переселенцев из Северной Африки за последний год резко сократилось.

Тем не менее, для Европы иммиграция остается острой проблемой, из-за шока от первоначального кризиса с беженцами, который все еще находит свое отражение в сознании избирателей. Политика основывается на восприятии, а не на голых цифрах. А популистские и националистические партии сумели изобразить картину осажденной Европы.

В нынешних политических условиях, если Германия вернет беженцев в Австрию, Австрия почти наверняка отправит их обратно в Италию. Но это вернет ЕС к той же ситуации, в которой она находилась раньше, когда просители убежища не были зарегистрированы по прибытии в Италию, и когда было еще сложнее вернуть их обратно на другие границы. Неизбежным образом, ситуация выльется во взрывоопасный беспорядок, когда государства-члены ЕС будут натравлены друг против друга, с популистами во главе стола.

Для сравнения, Германия Коля рассмотрела бы общеевропейский характер своей политики и сформировала ее соответствующим образом. Она бы просто не переложила свои национальные проблемы на своих меньших соседей, поскольку признала бы, что безопасность ее соседей является синонимом ее собственной безопасности.

Выпады сил националистов на видение Коля могли бы иметь последствия, идущие далеко за пределы дебатов по вопросам иммиграции. На карту поставлена не только роль Германии в Европе, но и будущее европейской интеграции. Германия, которая отказывается от наследия Коля, внезапно стала бы источником глубокой неопределенности, а не бастионом стабильности в центре Европы. Учитывая, что Запад уже подвергается атакам со стороны таких как Президент России Владимир Путин и Президент США Дональд Трамп, это последнее, что нужно Европе.

Безусловно, нынешний кризис, скорее всего, будет разрешен с помощью ряда несовершенных компромиссов – как на уровне ЕС, так и в пределах правящей коалиции Германии. В конце концов, именно таким образом зачастую работает ЕС, как это было в случае кризиса суверенного долга Греции.

Маловероятно, что на этом проблема закончится. Немецкая неуверенность в наследии Коля – это тенденция, которая больше, чем любая другая проблема. Но то, как пройдут дебаты по вопросам беженцев в ближайшие недели, скажет многое о будущем направлении Германии - и о будущем Европы в целом.

http://prosyn.org/M8uZiB2/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.