Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

GettyImages-1164800607 Patrick Pleul/picture alliance via Getty Images

Разделённая душа Германии

МЮНХЕН – В ноябре Германия будет отмечать 30-летнюю годовщину падения Берлинской стены. Однако страна пребывает в мрачном настроении, а праздничных тостов будет немного – особенно на востоке.

Сегодня более трети восточных немцев называют себя гражданами второго класса. Вопреки ожиданиям, которые у них были в момент воссоединения Германии в 1990 году, восток страны не стал таким же процветающим, как и её запад. Неудивительно, что сегодня восточные немцы думают, чувствуют и голосуют иначе, чем западные. Более того, Германия стала единой страной, у которой две души.

Новейшее доказательство этого было предъявлено 1 сентября, когда ксенофобская, крайне правая партия «Альтернатива для Германии» (Alternative für Deutschland, сокращённо AfD) уверенно заняла второе место на региональных выборах в восточногерманских землях Саксонии и Бранденбурге, получив 27,5% и 23,5% голосов соответственно. В землях западной Германии доля голосов AfD обычно вдвое меньше.

Политический раскол Германии на восток и запад стал следствием резких экономических контрастов. В период 1991-1996 годов подушевые доходы в восточной Германии увеличились с 42% до 67% от показателя в западной части страны. Но за 20 лет, прошедших после 1996 года, эта цифра поднялась всего лишь до 74%. Иными словами, процесс экономической конвергенции восточной и западной Германии, начавшийся после 1989 года, фактически остановился примерно 25 лет назад. Бывший канцлер Германии Гельмут Коль предсказывал в 1990 году, что на востоке появятся «процветающие ландшафты», но они до сих пор не материализовались.

Экономическая конвергенция внутри Германии остановилась в основном из-за политических решений. Накануне воссоединения в октябре 1990 года западногерманское правительство решило либерализовать торговлю с Восточной Германией за одну ночь. Все барьеры, мешавшие движению капитала и труда, были устранены, а марка ГДР (Ostmark) была конвертирована в дойчмарку ФРГ по курсу 1:1 для небольших сумм и по курсу 2:1 для более крупных сумм. Валютная реформа привела к росту восточногерманских зарплат до западногерманского уровня, хотя производительность на востоке составляла лишь 10% от западных показателей. В результате промышленный сектор Восточной Германии в одночасье стал банкротом, а его предприятия потеряли все свои восточноевропейские рынки.

В 1990 году правительство Восточной Германии учредило новое суперведомство – Treuhandanstalt – с целью помочь выживанию промышленности страны. Это ведомство занималось приватизацией и продажей восточногерманских предприятий и активов западным компаниям, причём нередко за символическую цену в размере одной дойчмарки в обмен на гарантии сохранения рабочих мест. Столь крупная субсидия стимулировала западногерманские фирмы перемещаться на восток, даже несмотря на его потерю сравнительного преимущества в виде низких зарплат. Программа сработала: к 1994 году Treuhandanstalt продал практически все восточногерманские предприятия западным инвесторам, и ведомство было закрыто.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Какое-то время восточногерманская экономика быстро росла, начав догонять экономику западной Германии. Но Treuhandanstalt больше не предоставлял субсидии, а без этого западные компании не хотели инвестировать в восточную Германию. Инвестиции иссякли, и процесс конвергенции востока и запада остановился.

Между тем, восточные немцы ненавидели Treuhandanstalt; они считали его органом власти, который бесплатно раздаёт ценные активы западным компаниям. Первый председатель этого ведомства – Детлев Роведдер – был убит в 1991 году; и даже сегодня две популистские немецкие партии – крайне левая Die Linke и крайне правая AfDвинят эту организацию в экономических трудностях восточной Германии.

После 1989 года восточным немцам говорили, что никакой альтернативы Treuhandanstalt не существовало, потому что у них не было высококачественной продукции на продажу. Однако закон сравнительного преимущества гласит, что у страны всегда что-нибудь найдётся на продажу, если её зарплаты и цены достаточно низки. К сожалению, высокие зарплаты и цены, ставшие результатом валютной реформы 1990 года, не позволили экономике восточной Германии достичь таких же успехов, каких достигли другие страны Восточной Европы после краха коммунизма.

Рассуждения про «нечего продать» и «малоценный промышленный сектор» ранили восточногерманскую душу. Люди чувствовали, что в рыночной экономике их никто не ценит, и что они теряют достоинство. В 1990-е годы я работала в Берлинском университете им. Гумбольдта на востоке города и лично наблюдала за тем, как восточных немцев охватывало чувство бесполезности.

Впрочем, самой большой ошибкой немецкого правительства стало закрытие Treuhandanstalt после того, как все восточные активы были проданы. Этому ведомству, наоборот, следовало и дальше предлагать субсидии иностранным фирмам, желающим инвестировать в восточную Германию, с целью компенсировать высокие зарплаты.

Впрочем, Германии никогда не поздно запустить заново процесс экономической конвергенции. Воодушевляет то, что правительство сейчас начало обсуждать идеи, как можно добиться эквивалентного качества жизни (gleichwertige Lebensverhältnisse) на востоке и западе страны. С помощью экономических стимулов для иностранных инвестиций в восточную Германию власти ещё могли бы помочь появлению процветающих ландшафтов, о которых говорил Коль.

Экономическое восстановление на востоке принесло бы не только материальные выгоды. Оно помогло бы также залечить рану психологического раскола Германии и, тем самым, уменьшить вероятность, что восточные немцы будут голосовать за экстремистские партии, питающиеся их страхами.

https://prosyn.org/C4S1Qj3ru;
  1. bildt70_SAUL LOEBAFP via Getty Images_trumpukrainezelensky Saul Loeb/AFP via Getty Images

    Impeachment and the Wider World

    Carl Bildt

    As with the proceedings against former US Presidents Richard Nixon and Bill Clinton, the impeachment inquiry into Donald Trump is ultimately a domestic political issue that will be decided in the US Congress. But, unlike those earlier cases, the Ukraine scandal threatens to jam up the entire machinery of US foreign policy.

    4