Chesnot/Getty Images

Снижающийся эффект прозрачности

ПАРИЖ – На президентских выборах 2017 года во Франции прозрачность была центральной темой. Выигравший эти выборы Эммануэль Макрон сделал прозрачность главным сюжетом своей предвыборной кампании, причём даже до того, как появились сообщения о том, что Франсуа Фийон из консервативной партии «Республиканцы» выплачивал бюджетные деньги своей жене за работу, которую она не выполняла.

Поэтому есть некая ирония в том, что четверо из 15 первоначально назначенных Макроном членов кабинета, в том числе один из его самых близких советников, были вынуждены уволиться после сообщений об их возможных злоупотреблениях, в том числе  государственными средствами. Кроме того, пришлось уйти в отставку вновь назначенному члену Конституционного совета Франции, когда СМИ сообщили, что, будучи сенатором, он оформил дочь на фиктивную должность.

Французская пресса продолжает расследовать и другие потенциальные скандалы. Но нынешняя череда увольнений, похоже, пока что завершилась. Макрон, выполняя своё предвыборное обещание, подписал закон о новых этических правилах в правительстве. Согласно «Закону о восстановлении доверия к государственной деятельности», в отношении чиновников вводится целый ряд новых ограничений. Они больше не могут брать на работу членов семьи. Они лишаются крупных единовременных выплат за выполнение профессиональных обязанностей. И им запрещается использовать «парламентский резервный фонд» для финансирования инициатив на местах.

Конечно, этический закон Макрона трудно назвать первым в своём роде. В 1988 году в ответ на череду политических скандалов, случившихся годом ранее, были введены новые правила прозрачности. Реформы 1988 года привели к появлению во Франции системы финансируемых государством политических партий, а все избранные члены Национальной ассамблеи стали обязаны полностью раскрывать финансовую информацию о себе перед специально учреждённой комиссией.

Затем, когда выяснилось, что высокопоставленный министр прятал деньги на счету в зарубежном банке, в 2013 году был принят ещё один этический закон, требующий, чтобы члены правительства публично раскрывали данные о своих инвестициях и имуществе. Специально созданный Высший совет по прозрачности в государственной жизни получил широкие полномочия, в том числе возможность проводить аудит и публиковать информацию, раскрытую государственными чиновниками; принимать решения в случаях злоупотреблений и конфликта интересов; сообщать о нарушениях в генеральную прокуратуру.

В 2017 году Высший совет впервые опубликовал на своём сайте данные об имуществе всех кандидатов в президенты. Но ещё важнее то, что совет задержал на день назначения в новом правительстве, чтобы получить возможность проверить кандидатов в министры. Тем не менее, каким-то образом четыре министра прошли эту проверку, но вскоре после вступления в должность оказались вынуждены уволиться.

The World’s Opinion Page

Help support Project Syndicate’s mission

subscribe now

Подобный контроль существует в большинстве демократических стран, в частности в США, где сенат проводит проверку почти всех кандидатур, предлагаемых президентом. Кроме того, за последние несколько десятилетий во многих западных странах был достигнут значительный прогресс в повышении прозрачности правительства и государственных институтов, обеспечении конкуренции за госконтракты и так далее. Считается, граждане демократических стран должны иметь право на доступ к правительственным и административным документам, получать информацию о том, какие причины стоят за решениями, влияющими на их жизнь. Эти нормы соответствуют принципам качественного управления, закреплённым в «Хартии фундаментальных прав» Евросоюза.

Во Франции самый свежий пример такого сдвига к повышению прозрачности, связан с Брижит Макрон. После публичных протестов против идеи создать для неё особую должность «первой леди» Франции, администрация Макрона опубликовала на сайте Елисейского дворца «Хартию прозрачности статуса жены главы государства», где подтверждается, что она не будет получать никаких выплат из бюджета и не получит отдельной ставки. Неслучайно в этот документ включено магическое слово – прозрачность.

А перед этим было предпринято ещё несколько шагов по увеличению прозрачности в государственной деятельности: введены новые антикоррупционные правила, ликвидирована система патронажа в распределении госконтрактов и рабочих мест на госслужбе, ведущиеся во власти дискуссии стали предаваться большей огласке. Считается, что все эти усилия должны повысить доверие общества к институтам французского государства.

Однако опросы общественного мнения ничего подобного не демонстрируют. Наоборот, французское общество продолжает требовать дальнейшего повышения подотчётности тех, кто находится у власти. Одна из причин этого в том, что из-за появления новых цифровых СМИ, а также из-за погони за сенсациями, в которой соревнуются новостные издания, журналисты-расследователи и повышающие свою активность НКО, возник бесконечный поток поводов для роста недоверия. Если обобщать, у граждан, которые с трудом сводят концы с концами, нарастает чувство обиды и подозрения по отношению к тем, кого они считают членом привилегированной, денежной элиты, а особенно по отношению к политическим деятелям.

Между тем, автоматический аудит налоговых деклараций и требования раскрытия информации об имуществе, введённые с 2016 года, теперь стали касаться более широкого круга гражданских служащих; более широким стало и определение «конфликта интересов». Такие проявления общественной подозрительности не предвещают здорового политического климата в стране.

Да, конечно, в последние десятилетия ужесточение норм прозрачности помогло улучшить демократические процедуры во многих странах Запада. Но не менее важной задачей по-прежнему является и защита конфиденциальности личной жизни, не говоря уже о сохранении секретности в определённых сферах, таких как национальная безопасность, дипломатия, права человека.

Поиск баланса между противоречащими друг другу требованиями прозрачности и конфиденциальности не может быть простым, особенно в условиях, когда политический климат меняется в сторону повышения подотчётности. Однако именно этой критически важной, хотя и неблагодарной, работой должны заняться власти во всех демократических странах.

http://prosyn.org/f86nSR0/ru;

Handpicked to read next

  1. Television sets showing a news report on Xi Jinping's speech Anthony Wallace/Getty Images

    Empowering China’s New Miracle Workers

    China’s success in the next five years will depend largely on how well the government manages the tensions underlying its complex agenda. In particular, China’s leaders will need to balance a muscular Communist Party, setting standards and protecting the public interest, with an empowered market, driving the economy into the future.

  2. United States Supreme Court Hisham Ibrahim/Getty Images

    The Sovereignty that Really Matters

    The preference of some countries to isolate themselves within their borders is anachronistic and self-defeating, but it would be a serious mistake for others, fearing contagion, to respond by imposing strict isolation. Even in states that have succumbed to reductionist discourses, much of the population has not.

  3.  The price of Euro and US dollars Daniel Leal Olivas/Getty Images

    Resurrecting Creditor Adjustment

    When the Bretton Woods Agreement was hashed out in 1944, it was agreed that countries with current-account deficits should be able to limit temporarily purchases of goods from countries running surpluses. In the ensuing 73 years, the so-called "scarce-currency clause" has been largely forgotten; but it may be time to bring it back.

  4. Leaders of the Russian Revolution in Red Square Keystone France/Getty Images

    Trump’s Republican Collaborators

    Republican leaders have a choice: they can either continue to collaborate with President Donald Trump, thereby courting disaster, or they can renounce him, finally putting their country’s democracy ahead of loyalty to their party tribe. They are hardly the first politicians to face such a decision.

  5. Angela Merkel, Theresa May and Emmanuel Macron John Thys/Getty Images

    How Money Could Unblock the Brexit Talks

    With talks on the UK's withdrawal from the EU stalled, negotiators should shift to the temporary “transition” Prime Minister Theresa May officially requested last month. Above all, the negotiators should focus immediately on the British budget contributions that will be required to make an orderly transition possible.

  6. Ksenia Sobchak Mladlen Antonov/Getty Images

    Is Vladimir Putin Losing His Grip?

    In recent decades, as President Vladimir Putin has entrenched his authority, Russia has seemed to be moving backward socially and economically. But while the Kremlin knows that it must reverse this trajectory, genuine reform would be incompatible with the kleptocratic character of Putin’s regime.

  7. Right-wing parties hold conference Thomas Lohnes/Getty Images

    Rage Against the Elites

    • With the advantage of hindsight, four recent books bring to bear diverse perspectives on the West’s current populist moment. 
    • Taken together, they help us to understand what that moment is and how it arrived, while reminding us that history is contingent, not inevitable


    Global Bookmark

    Distinguished thinkers review the world’s most important new books on politics, economics, and international affairs.

  8. Treasury Secretary Steven Mnuchin Bill Clark/Getty Images

    Don’t Bank on Bankruptcy for Banks

    As a part of their efforts to roll back the 2010 Dodd-Frank Act, congressional Republicans have approved a measure that would have courts, rather than regulators, oversee megabank bankruptcies. It is now up to the Trump administration to decide if it wants to set the stage for a repeat of the Lehman Brothers collapse in 2008.