0

С широко закрытыми глазами на глобальное потепление

Киотский протокол по контролю за изменением климата предусматривал, по словам профессора Гарвардского университета Роба Ставинса, «слишком мало, слишком быстро». С одной стороны, поскольку он распространялся только на страны, на долю которых к середине века, по расчетам, придется около половины всех мировых выбросов парниковых газов, он не являлся эффективной долгосрочной гарантией против опасностей глобального потепления. С другой стороны, поскольку он требовал от промышленных стран значительного и дорогостоящего сокращения выбросов в короткий период времени, он угрожал немедленными огромными затратами американской, европейской и японской экономикам. Другими словами, Киотское соглашение означало большие краткосрочные издержки ради небольших долгосрочных приобретений.

Европейский Союз и американские экономисты в администрации Клинтона приводили доводы в пользу утверждения Киотского протокола, создавая модели, не отражавшие его сущность. Эти модели предусматривали будущее присоединение к Киотскому протоколу развивающихся стран и продажу ими прав на выброс CO2 и других парниковых газов Соединенным Штатам и Европе взамен на помощь в целях развития.

Но несколько лет спустя подписания Киотского протокола я пока что не встретил человека, понимающего, о чем они говорят, и готового защищать Киотский протокол как реальную глобальную государственную политику. Одни говорят, что «он был возможностью начать принимать меры» в отношении изменения климата. «Это было способом заставить мир открыть глаза на серьезность проблемы», - говорят другие.

Но ни одна из этих интерпретаций не позволяет утверждать, что те, кто обсуждал условия Киотского протокола и подписал его, сослужили хорошую службу миру. Конечно, с тех пор дела пошли еще хуже. Президент Джордж Буш объединил силы со своим вице-президентом Диком Чейни в отрицании самого существования проблемы глобального потепления (его министр финансов Пол О’Нил и руководитель Агентства по защите окружающей среды Кристин Уитман не согласились с этой позицией). Это, наверное, стоило миру десяти лет потерянного времени для разработки политики по решению проблемы, особенно принимая во внимание то, что международное бездействие скорее всего продолжится до окончания президентского срока Буша.