3

Возвращение промышленной стратегии

ЛОНДОН – Промышленная политика снова входит в моду во многих развитых стран. В лихие 1980-е годы от неё отказались, потом что в предыдущее десятилетие она способствовала стагнации, а теперь промышленная политика всё чаще рассматривается как средство остановить уход избирателей из рабочего класса в лоно партий правых популистов. Однако разработать современную и эффективную промышленную стратегию далеко не просто.

Евросоюз пытается определить последовательные способы решения этой проблемы с 2014 года, когда Еврокомиссия опубликовала анализ преимуществ и недостатков промышленной политики. Великобритания продвинулась дальше, опубликовав в январе «Зелёную книгу», посвящённую разработке промышленной стратегии. Президент США Дональд Трамп тоже сосредоточился на промышленной политике, хотя его версия, очевидно, предусматривает значительное государственное вмешательство и протекционистские меры.

Ретроградная концепция Трампа уже сейчас выглядит дефективной, хотя её детали до конца пока неясны. А вот европейские подходы к промышленной стратегии выглядят несколько более перспективными, и не в последнюю очередь потому, что Европа старается избегать активного государственного вмешательства, свойственного прошлому, когда упор делался на «отборе чемпионов». Например, правительство Великобритании намерено вместо этого сконцентрироваться на «целевых интервенциях» с целью создать позитивные стимулы, скорректировать ошибки рынка, решить проблемы социальных, географических и отраслевых дисбалансов. Ясно, что политические лидеры выучили важные уроки истории.

Однако серьёзные проблемы сохраняются. Правительства стран Европы, кажется, думают, что они могут сегодня принимать отдельные, точечные меры, укрепляющие их «невидимую руку», и что, в конце концов, эти меры каким-то образом гладко сложатся в последовательное регулирование. В лучшем случае это можно назвать оптимизмом.

В новом плане Британии даже не определяется точно главная цель промышленно стратегии. Она заключается в том, чтобы поддержать рост ВВП, когда Британия перестанет быть частью европейского общего рынка �� таможенного союза? Или же в том, чтобы повысить потенциальный ВВП британской экономики (то есть увеличить долгосрочные тенденции роста)? В плане правительства упоминаются обе цели, но мало говорится о том, как именно они будут сбалансированы.

Руководство Британии должно понять: в той части, где стратегия касается повышения роста экономики после Брексита, её, видимо, надо ставить в контекст возросших пошлин во взаимной торговле с ЕС, который останется главным рынком для Британии. Эта стратегия должна также учитывать глобальную конкурентоспособность британской промышленности и сочетаться с новой, независимой торговой политикой страны.

В то же время британское правительство не должно слишком сильно увлекаться удержанием краткосрочных темпов роста экономики и занятости после Брексита, упуская из вида необходимость повышения долгосрочного, потенциального роста экономики. Однако – и это тревожит – в предлагаемой стратегии, как кажется, слишком сильно акцентируется внимание на ограничении вмешательства государства в экономику.

Хотя правительства совершенно верно стремятся избегать отбора чемпионов, они должны оставаться активны на других направлениях. Если конкретно, они обязаны анализировать, какие отрасли и сектора с наибольшей вероятностью будут способствовать долгосрочному росту экономики, а затем помогать их успеху, причём потенциально даже такими методами, которые связаны с реальными финансовыми рисками.

Например, правительствам стоит рассмотреть возможность крупных инвестиций в инфраструктуру, которые будут иметь положительный сопутствующий эффект и которые могут оказаться слишком дороги или слишком рискованны для частного сектора (например, сокращение времени движения пригородного транспорта, что принесёт как экономические, так и социальные выгоды). Это в особенности касается тех случаев, когда у правительства есть доступ к более широкой информации, чем у частного сектора, поскольку такой доступ расширяет возможности оптимизации инвестиций.

Ещё один элемент, который упускается в нынешних дискуссиях о промышленной политике в Европе, – чёткий график реализации. Реальность такова, что результатов реализации стратегии, разработанной сегодня, можно ждать целое поколение (вспомните, например, о реформе образования). В связи с этим в эффективной промышленной стратегии должны устанавливаться не просто общие сроки реализации, но и важные промежуточные рубежи.

Для Великобритании такими рубежами должны стать краткосрочные цели и результаты, связанные с процессом Брексита. Современная, эффективная промышленная стратегия требует тщательного учёта активов и ресурсов, в том числе человеческого капитала, который понадобится экономике в предстоящие годы. И Великобритания не может отделить такой учёт от Брексита. В частности, руководство Британии должно понять, какие из ресурсов страны привязаны к общему рынку Европы, как их можно заменить, сколько времени займёт этот процесс.

Последним критически важным элементом эффективной промышленной стратегии являются институциональные рамки, от которых она зависит. Правительство Британии признаёт важность создания качественных институтов для решения проблемы регионального неравенства. Однако эти институты не должны ограничиваться установлением связей между секторами и регионами для обеспечения прозрачности и подотчётности (особенно в отношениях между частным сектором и государственным).

Помня об этой задаче, британское руководство должно подумать, какие из необходимых институтов уже есть, а какие нужно обновить. При этом важно сопротивляться желанию просто закрыть слабые или неэффективные институты, а вместо этого задуматься о том, как их можно реформировать и укрепить.

Британскую и европейскую экономику ждут большие перемены. Лидеры Европы должны начать действовать сейчас, чтобы выработать всеобъемлющую, стратегическую концепцию, которая позволит им справиться с предстоящими трудностями. Эта концепция должна быть смелой и амбициозной. Но в первую очередь, она должна получить широкую поддержку. Сейчас, когда усиливается поляризация, эта часть, наверное, будет самой трудной.