says that Russia's use of cyber technology for information warfare is disruptive, not attractive. Kirill Kudryavtsev/Getty Images

Информационные войны или мягкая сила

КЕМБРИДЖ (США) – Вмешательство России в президентские выборы США в 2016 году, а также подозрения в её участии во взломе серверов избирательного штаба президента Франции Эммануэля Макрона, не может никого удивить, если вспомнить о том, как именно президент Владимир Путин (неправильно) понимает мягкую силу. Перед своим переизбранием в 2012 году Путин заявил московской газете, что «мягкая сила – это комплекс инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия, а за счет информационных и других рычагов воздействия».

С точки зрения Кремля, цветные революции в странах ближнего зарубежья и восстания Арабской весны являются примерами применения США мягкой силы в качестве новой формы гибридного оружия. Идея мягкой силы была включена в Концепцию внешней политики России в 2013 году, а в марте 2016-го начальник Генштаба России Валерий Герасимов заявил, что отвечать на подобные внешние угрозы «традиционными военными методами невозможно; им можно противостоять только аналогичными гибридными методами».

Что такое мягкая сила? Есть мнение, будто этим термином описываются любые невоенные действия, но это неправильно. Мягкая сила – это способность получить то, что вы хотите, благодаря привлекательности и убеждению, а не угрозами применения насилия или предложением выплат.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/EWg5Storu