0

Культурный империализм и запрет на использование ДДТ

В рамках программы ООН по защите окружающей среды (UNEP), выполняемой в соответствии с положениями конвенции о запрещении использования стойких органических загрязнителей (СОЗ), начинается безосновательная кампания против использования пестицида ДДТ. Присоединившись к этой конвенции, расположенные в тропиках государства нанесут серьезный урон здоровью своего населения.

ДДТ является самым эффективным, с точки зрения затрат на его производство, химическим веществом, которое когда-либо производилось, и оно может быть использовано для контроля над уровнем заболеваемости теми болезнями, которые разносятся мухами и москитами. В соответствии с оценками Национальной Академии наук США, ДДТ спас 500 миллионов жизней от малярии за время его применения до 1970 года. В Индии эффективное распыление ДДТ практически устранило эти болезни к 1960-м годам. Количество случаев заболевания малярией упало с 75 миллионов в 1951 году до 50000 в 1961 году, а число смертей от малярии - от миллиона в 1940-х годах до нескольких тысяч в 1960-х. Противомоскитные сетки, которые окружали меня повсеместно в детстве, исчезли из городских домов к тому времени, когда я учился в университете в конце 1950-х.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Затем, в 1970-е годы, большей частью как последствие страха за состояние окружающей среды, который был вызван книгой Рейчел Карсон « Безмолвная весна», иностранные агентства по оказанию помощи и организации, работающие под эгидой ООН, прекратили рекламировать ДДТ и перестали способствовать его использованию, после чего его применение начало падать. В результате этого москиты появились снова, и эндемическая малярия вернулась в Индию. К 1997 году согласно оценкам программы развития ООН в Индии было зарегистрировано 2,6 миллиона случаев заболевания малярией.

То же самое можно сказать о лихорадке дум-дум, разносчиком которой является песчаная муха. Использование ДДТ в значительной степени избавило Индию от лихорадки дум-дум в 1950-е и 1960-е годы. Однако после того как начало снижаться использование ДДТ, это заболевание возвратилось. В соответствии с данными, приведенными министром здравоохранения штата Бихар, с тех пор лихорадкой дум-дум заболело 12000 человек в 30 округах, из которых 408 человек умерли.

Почему ДДТ попал в немилость? Страх перед ДДТ возник после серии заявлений Карсон о том, что он оказывает разрушительное влияние на птиц. Его также обвиняли в том, что он вызывает гепатит у людей. Однако многочисленные научные исследования показали, что эти страхи были безосновательными. Было показано, что ДДТ приводит к смерти людей только в том случае, если его кушать как блинчики!

Комиссия за комиссией, эксперт за экспертом, причем многие из них нобелевские лауреаты, утверждали, что ДДТ не представляет опасности для здоровья. Филипп Хандлер, в то время президент Американской национальной академии наук, назвал ДДТ «самым великим химическим веществом, которое когда-либо было открыто». Тем не менее, в 1972 году назначенный президентом Никсоном глава американского Агентства по защите окружающей среды издал запрет на его использование. Большинство развивающихся стран пошли на поводу у Аме��ики и запретили его использование в сельском хозяйстве, а некоторые - вообще запретили его применение в каких бы то ни было целях.

Возникает вопрос, если и наука, и экономика выступают за использование ДДТ, то почему запрет на его использование продолжает распространяться? Ключевым моментом движения за защиту окружающей среды является концепция «устойчивого развития». Именно эта концепция была одобрена в докладе « Наше общее будущее», который был подготовлен Всемирной комиссией по защите окружающей среды и развитию, президент которой, в то время премьер-министр Норвегии Гро Харлем Брудланд, сейчас возглавляет Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ).

В соответствии с концепцией устойчивости утверждается, что природный капитал, куда входят леса, дикая природа, а также другие природные источники, не может быть возмещен капиталом, произведенным человеком. Поскольку предполагается, что пестициды оказывают отрицательное влияние на природный капитал, то они несовместимы с устойчивым развитием. Поэтому, вместо того, чтобы использовать их для контроля популяции насекомых, следует использовать надкроватные противомоскитные сетки и лекарства, чтобы сражаться с болезнями, которые вызывают эти насекомые.

Защитники этой позиции используют так называемый «принцип превентивности», когда возражают против утверждения о том, что отсутствуют научные доказательства того, что рассеивание ДДТ наносит урон природному капиталу. Принцип превентивности является вариантом известного пари, которое использовал еще Паскаль в своем доказательстве существования бога. Как заявил Поль Эрлих в 1968 в своей книге «Демографическая бомба»: «Если я прав, то мы спасем мир [ограничивая рост населения]. Если я не прав, люди все равно будут лучше питаться, иметь лучшие жилищные условия, а также будут жить более счастливо, благодаря нашим усилиям. Разве мы что-то потеряем, если в будущем окажется, что мы можем содержать гораздо больше населения, чем это кажется возможным сегодня?»

Покойный Джулиан Саймон в ответ на это саркастически заметил, что пари Паскаля отличался от этого: «Живи так, как будто Бог есть, поскольку даже если Бога нет, ты все равно ничего не теряешь. Пари Паскаля применимо исключительно к одному человеку. Никто другой не несет каких-либо потерь, если он окажется не прав. Но Эрлих утверждает, что то, что он думает, будет приносить экономическую выгоду, которую мы и наши потомки смогут получить при условии, что не будут рождаться новые люди. Заключил ли бы он точно такое же пари, если бы это влияло на его собственную жизнь, а не на жизни других? Защитники окружающей среды требуют запретить ДДТ, так как они желают жертвовать человеческими жизнями, спасая жизни птиц».

Такая основополагающая мизантропия обнаруживается в утверждении Эрлиха относительно Индии: «Я смог эмоционально постичь демографический взрыв, находясь однажды в Дели зловонной жаркой ночью... Улицы казались живыми, так много было на них людей. Людей, которые кушали, людей, которые стирали, людей, которые спали, людей, которые куда-то шли, спорили с другом и что-то кричали друг другу. Людей, которые махали руками, высунув их из окошек такси, людей, просивших подаяние. Людей, которые прямо здесь справляли все свои естественные надобности. Людей, которые цеплялись за проезжающие автобусы. Людей, пасущих скот. Кругом люди, люди, люди».

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Неудивительно, что многие защитники окружающей среды, возможно, согласны с тем, что заявил один из них: «По-видимому, не совсем хорошо не давать людям умереть от малярии ради того, чтобы они затем могли умереть мучительной голодной смертью. [Возможно, что малярия является] замаскированным благом, поскольку большая часть районов, где распространена малярия, не подходят для сельского хозяйства и, таким образом, это заболевание помогает в том, чтобы не дать человеку разрушить сельское хозяйство, и не дать напрасно растратить на него все свои силы».

Движение за защиту окружающей среды является новым долговременным мировоззрением христианства, для которого борьба за спасение космического корабля «Земля» пришла на смену борьбе за спасение душ. Ему надо оказывать такое же жестокое сопротивление, которое когда-то оказывалось христианам-крестоносцам. И лучше всего начать эту борьбу с того, что расположенные в тропиках страны не станут присоединяться к конвенции ООН и перестанут отвешивать земные поклоны ее запретам на использование ДДТ.