Устранение избирательного гендерного разрыва в Пакистане

ИСЛАМАБАД – Сто лет назад женщины в Соединенном Королевстве получили право голосования, и на сегодняшний день, большинство женщин в развитом мире обладают правом голоса. Но во многих развивающихся странах сопротивление, с которым британские суфражистки столкнулись столетие назад, сохранилось, укоренившись в женоненавистничестве. Это, безусловно, актуально для Пакистана, где всеобщие выборы, назначенные на 25 июля, предоставляют идеальную возможность выступить за перемены.

На первый взгляд, Пакистан кажется прогрессивной страной. Закон разрешил женщинам голосовать с 1956 года, почти десять лет спустя после обретения независимости от Великобритании. С тех пор, число женщин в парламенте постоянно увеличивается, чему способствует 33% квота и правила, определяющие, сколько женщин должно быть включено в партийные списки.

Женщины также все чаще баллотируются на выборах, даже в культурно-консервативных районах страны. Например, в северо-западном регионе Хайбер-Пахтунхва 100-летняя женщина участвует во всеобщих выборах против бывшей звезды в крикет Имрана Хана. А в Тарпаркаре, обнищавшей части провинции Синд, впервые в голосовании принимает участие женщина-кандидат.

Но при более тщательном рассмотрении данных голосования раскрываются многочисленные проблемы в усилиях Пакистана добиться избирательного равенства. Кандидаты-женщины могут быть в избирательных бюллетенях, но это не означает, что женщины за них проголосуют - если они вообще будут голосовать.

Из 97 миллионов зарегистрированных в стране избирателей, 54,5 миллиона составляют мужчины, а 42,4 миллиона – женщины (остальные 100 000 – трансгендеры). С учетом гендерного разрыва примерно в 12 миллионов избирателей, Пакистан занимает последнее место в мире по участию женщин в выборах. Недавний анализ данных избирательной комиссии Пакистана (ECP) на районном уровне показал, что даже в самых развитых частях страны, таких как Лахор и Файсалабад, разрыв составляет более полумиллиона.

Отчасти это связано с административными препятствиями. Для того, чтобы проголосовать, в Пакистане избиратели должны зарегистрироваться со своим национальным удостоверением личности (NIC). Но у многих женщин его нет – либо потому, что они не знают о его необходимости, либо не могут подать заявление, что делает технически невозможным голосование. Несмотря на то, что NIC можно запросить лично или онлайн, женщины в Пакистане сталкиваются с серьезными ограничениями в своем перемещении, и многие из них не имеют доступа к Интернету.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Но наибольшим препятствием являются религиозные и культурные предрассудки. Например, на прошлых выборах, распространялись брошюры, предупреждающие мужчин, не позволять женщинам, членам семьи принимать участие в голосовании, поскольку участие женщин в демократии было как-то “не по-исламски”. В 2008 году, в самой либеральной провинции Пакистана, в Пенджабе, на 31 избирательном участке, не проголосовала ни одна женщина. На местных выборах в Хайбер-Пахтунхва в 2015 году, наблюдалась аналогичная ситуация.

Национальные показатели лишь немногим более обнадеживающие. Во время последних всеобщих выборов в 2013 году, явка избирателей-женщин на 800 избирательных участках по всей стране составила менее 10%, а в 17 районах проголосовало менее 5% женщин-избирателей, имеющих право голоса.

Когда женщины не голосуют, их голоса игнорируются в патриархальной политике Пакистана. Это делает менее вероятным то, что законодатели будут решать проблемы женщин, и для немногих женщин, желающих избраться, осложняют путь к победе. Из 342 членов Национальной ассамблеи лишь 70 женщины, и только девять из них были избраны; остальные были назначены по системе квот.

Логично предположить, что, если больше женщин проголосует, политические партии выдвинут больше кандидатов, занимающихся проблемами, которые непосредственно касаются женщин, и что больше женщин одержат победу. Но как можно изменить статус-кво, и увеличить женскую избирательную явку?

Вероятно, что для этого избирательного цикла уже слишком поздно. В то время как ECP развернула кампанию по увеличению явки женщин, а новый закон позволит аннулировать результаты в тех районах, где она опускается ниже 10%, реальность такова, что, при подсчете голосов, большее количество будет отдано мужчинам, чем женщинам. Во-первых, исходя из текущих темпов переработки NIC, потребуется еще 18 лет, чтобы закрыть текущий разрыв в регистрации избирателей. Добавьте к этому религиозные и культурные ограничения для участия женщин в политической жизни, и процесс реформ может занять десятилетия.

Тем не менее, на сегодняшний день существует возможность предпринять шаги по расширению прав пакистанских женщин. Во-первых, лучшие данные гендерной сегрегации могли бы помочь ECP и другим организациям разработать более эффективные решения. Политические партии также могли бы помочь, путем проведения регистрации избирателей, ориентированной на женщин, а официально санкционированные информационные кампании могли бы побудить женщин к регистрации, а их семьи им помочь. Наконец, религиозные деятели могли бы сотрудничать с должностными лицами по вопросам выборов, чтобы помочь развеять неверные представления о женском голосовании. Самое главное, что все эти мероприятия должны осуществляться непрерывно, а не ограничиваться только годами выборов.

Выборы имеют важное значение для демократии, но, если исключить значительную часть населения, то этот процесс не заслуживает доверия. Пакистан должен стремиться к гендерному равенству путем включения женщин во все процессы принятия решений, особенно когда речь идет о законодательстве. В то время как женщины в Великобритании и других демократиях свободно голосовали в течение столетия или более, их коллеги из Пакистана все еще ждут, когда этот день настанет.

http://prosyn.org/cohJ2PQ/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.